Андрей Малахов: «Вечные темы и никакой политики!»

В программу Андрея Малахова приходят люди со всех уголков страны, жизненные трудности у них самые разные, но проблемы с жильем — в числе наиболее острых. Что думает по поводу пресловутой «испорченности квартирным вопросом» москвичей и россиян вообще знаменитый телеведущий?

Андрей Николаевич, пожалуй, в нашей стране не найдется никого, кто бы не знал Вашего имени. В чем все-таки феномен Андрея Малахова?

— Среди многих синонимов к слову «феномен» есть такие: «диво-дивное» и «чудо-чудное», но в моем случае никакого чуда нет. Потому что я уверен, при определенном уровне таланта и одинаковых стартовых позициях (если, конечно, у тебя нет каких-нибудь очень состоятельных родителей) побеждает cамый работоспособный, кто готов трудиться днем и ночью. Помните, в знаменитой комедии Гайдая?

«Песчаный карьер — я, цементный завод — я, погрузка угля — я». Со мной такая же история. Если необходимо, отправлюсь в любое время и куда угодно, выходной это или праздник — неважно. Я точно знаю, эфир — как лакмусовая бумажка. Если ты не халтурил, выложился по полной — результат, вместе с рейтингами и кликами в Интернете, придет.

У Вас были свои кумиры на телевидении? Может, еще советского периода или уже в новейшей истории России? Или черпали вдохновение у зарубежных телезвезд?

— Еще во время учебы на журфаке, когда я по студенческому обмену приехал в Америку, сразу стал выяснять, как можно побывать на местных телеканалах. В центре моего внимания были все ведущие ток-шоу, я знал каждый факт их биографии и жадно следил за работой в эфире. Потом во Франции, Швеции, во всех странах, где бы ни оказался, я всегда пытался посмотреть на жизнь телевидения изнутри. Конечно, я восхищался многими дикторами нашего ЦТ. В особый список моих кумиров входили те, кто вел программу «Время». Оказаться среди профессионалов, cоздававших главную информационную летопись страны, объявить с экрана «С вами программа «Время» — об этом я грезил чуть ли не с первого класса школы. И космос меня услышал, потому что популярное ток-шоу, ведущим которого я оказался, заканчивалось ровно за минуту до выпуска ежедневных вечерних новостей. Неслучайно биографический моноспектакль, презентация которого состоялась летом прошлого года, я назвал «За минуту до мечты».

Как готовитесь к своим передачам? Вы как-то упоминали, что сами серьезно изучаете тему будущего эфира. Это по-прежнему так?

— Если хочешь, чтобы работа была сделана хорошо, ты должен полностью погрузиться в процесс. Понятно, что ежедневный эфир готовят разные команды, но мне нравится участвовать в обсуждении, предлагать варианты развития той или иной темы, отстаивать свои идеи. Увлеченность, инициативность очень важна. Полностью солидарен с Уинстоном Черчиллем, говорившим: «Успех — это способность шагать от одной неудачи к другой, не теряя энтузиазма», и меня в этой связи радуют наши молодые сотрудники.

Как сегодня подбираете героев для передачи? Изменился подход после того, как ушли на другой телеканал?

— Как и раньше, героев эфира нам подсказывает жизнь. Постоянно мониторим разные сайты, внимательно следим за публикациями региональной прессы, общаемся с коллегами — у ВГТРК большая сеть корпунктов. Открыли специальный колл-центр, где мы 24 часа в сутки принимаем звонки и электронную почту. И каждый день в полдень у всех шеф-редакторов на столах лежит сводка полученных сообщений и писем, что очень помогает в работе. В общем, стараемся уловить настроение момента. Так что подход не изменился, а вот уровень ответственности стал намного выше. Ведь теперь я еще и продюсер. Поэтому должен просчитывать все ходы и думать о рисках.

На Вашу передачу идут люди, которые хотят обратить внимание общественности на свою проблему. А что потом? Вы отслеживаете, как складывается дальнейшая судьба героев ваших передач?

— Отчаяние, с которым к нам нередко приходят, даже вообразить трудно. Люди обращались в разные инстанции, пытались переломить ситуацию, но все усилия оказывались напрасными. Даже в такой ситуации мы человека в беде не оставляем, стараемся сделать все возможное и, я бы сказал, невозможное. Мои редакторы всегда на связи с героями и настолько посвящены в жизненные перипетии последних, что, по-моему, столько внимания даже своим близким не уделяют. Сегодня утром ко мне пришла старший редактор и сказала, что нуждается хотя бы в кратковременном отдыхе, потому что последние три недели практически живет с героем программы и знает про него больше, чем про своего бойфренда, с которым встречается уже два года.

Практически каждый день иметь дело с личными трагедиями, бедами других людей — не слишком ли высокая цена за успех? Как справляетесь с такой нагрузкой?

— Я встаю утром, делаю с сыном зарядку, потом мы завтракаем и я на полчаса (больше, увы, не получается) иду с ним гулять. Это неизменно заряжает энергией. Бывает, вырываюсь на тренировку в спортзал. А еще, особенно в такой серый, промозглый день, как сегодня, стараюсь напомнить себе, что кому-то сейчас очень тяжело и требуется мое участие. Ощущение, что ты можешь помочь, добавить человеку положительных эмоций, вернуть силы, чтобы противостоять жестокой действительности, — хороший стимул.

При обсуждении проблем героев Вашей передачи нередко упоминался и жилищный вопрос. Помните высказывание булгаковского Воланда о том, что квартирный вопрос испортил людей? Фраза уже давно стала крылатой, не теряет своей актуальности и сегодня: жилищный вопрос до сих пор остается одним из самых острых для россиян. Сейчас государство предпринимает ряд мер для его решения, для качественного улучшения ситуации. Как сами смотрите на сложившееся в этой сфере положение?

— Я где-то читал, что в рейтинге стран с самым недоступным жильем Россия занимает пятое место, а почти половина наших граждан (cреди них лидируют семьи с детьми до 18 лет) нуждается в улучшении жилищных условий. Есть общежития, правда, со времен «12 стульев» Ильфа и Петрова там мало что изменилось, и социальное жилье, где уровень комфорта, кроме квартир для депутатов, вполне понятный. Для людей со средними доходами строительный рынок почти ничего не предлагает. Вариантов решения проблемы пока немного: либо неподъемная ипотека, либо покупка на этапе строительства, но всем памятны истории с обманутыми дольщиками, поэтому cегодня мало кто в это ввязывается. И еще, строительный бум у нас происходит в основном в Санкт-Петербурге, Москва все расширяется и расширяется, а многие регионы на отшибе. Например, в Мурманской области, откуда я родом, за последние десять лет вообще не строилось никакого жилья.

Сегодня есть альтернативные механизмы решения жилищного вопроса, в частности — жилищные кооперативы. Как думаете, такая мера может стать востребованной сегодня у россиян? В чем, по-Вашему, ее плюсы?

— Я уверен, жилищно-строительные кооперативы — та часть советского прошлого, у которой есть будущее. Главное преимущество ЖСК — стоимость квадратного метра. Она может быть на 50% ниже рыночной! Так получается за счет бесплатного предоставления земли, отсутствия девелоперов, которые обычно рулят стройкой. Пока в программе ЖСК могут участвовать только бюджетники и многодетные семьи и в стране создано не так много кооперативов, но результат обнадеживает. Например, несколько месяцев назад мои дальние родственники из Белгородской области (она, кстати, лидирует по количеству кооперативов) решились стать пайщиками, а сейчас к их дому уже проводят коммуникации.

При Вашей популярности Вы могли бы попробовать сделать политическую карьеру. Рассматриваете такую возможность?

— Все мои мысли про политику улетучились после истории, связанной с моим папой. Его нет уже десять лет, через год после смерти мы установили памятник на могиле. Проходит время, город Апатиты готовится отметить 50-летний юбилей. Ко мне обращаются: не могу ли я помочь привезти артистов, мол, у нас есть небольшой бюджет для праздника на городской площади. Торжество намечено на сентябрь. Сентябрь в Мурманской области может быть очень красивым, а может быть очень дождливым. Я говорю: представьте, мы привозим какого-нибудь артиста, которому заплатим, а целый день идет дождь и публика прячется под зонтами, никакого настроения. Лучше устроим праздник во Дворце культуры, сэкономим, я привезу вам не одного большого артиста, а несколько звезд поменьше, и на вырученные средства осветим улицы. В маленьком городе, где полярная ночь длится четыре месяца, иллюминация гораздо важнее, чем сорок минут концерта на площади. Подумайте над этим, — говорю я. В ответ молчание, а через пару дней получаю письмо: «Уважаемый Андрей, здравствуйте! Пишет вам директор похоронной компании. Вы ставили памятник десять лет назад. Хочу сказать, что вы не доплатили 2 765 рублей, и местные журналисты обратились ко мне за комментариями: Малахов собирается баллотироваться в мэры города Апатиты, но не заплатил 2 765 рублей за надгробие отцу. Не могли бы вы вернуть эти деньги, либо мне придется продать эту историю местным журналистам, которые предлагают пять тысяч рублей». Я отвечаю: «Если хотите срубить за эту историю больше денег, обратитесь к московским журналистам, они вам заплатят как минимум пятнадцать! Во вторых, передайте местному совету депутатов, что я не собираюсь баллотироваться». Так исказили мое желание сделать что-то для малой родины. Смешно и печально. Но я не забываю свой город, недавно с помощью московских художников украсили один из жилых домов на улице Воинов Интернационалистов памятным граффити, где родители встречают сына с войны. Поэтому у меня — вечные темы и никакой политики.


33 квадратных метра

Свою первую квартиру в Москве Андрей Малахов купил в кредит. «Дело было еще в 1990-х, я начал работать на Первом канале и взял кредит, как сейчас помню, сроком на 15 лет, — вспоминает телеведущий. — Тогда мне казалось, что это кабала на всю жизнь. Но никакая другая квартира, даже гораздо большей площади, не вызывала у меня таких сильных радостных чувств». К тому моменту Малахов уже отучился в Америке по обмену, где в институте Мичигана посещал класс по американской архитектуре. Там студентов учили выбирать недвижимость, руководствуясь тремя правилами: Location! Location! И еще раз Location! Местоположение столь важно хотя бы потому, что апартаменты с отличным видом из окна всегда будут стоить дороже. В этом смысле выбор Малахова оказался безупречен: с балкона его первой квартиры можно увидеть все главные символы столицы — и Кремль, и купола храма Василия Блаженного, и шпиль знаменитой высотки МГУ, и новые небоскребы Москва-Сити. При этом площадь своей первой квартиры Андрей Малахов находил огорчительно маленькой — всего 33 «квадрата». Начиная ремонт, он снес в помещении стены, но даже тогда квартира не стала казаться больше. «Я чуть не плакал, — рассказывает телеведущий в беседе с дизайнером Максом Касымовым (www.maxkasymov.com). — Ну не могла моя идеальная московская квартира выглядеть в реальности такой крошечной! Я находился под впечатлением от архитектуры Фрэнка Ллойда Райта (Frank Lloyd Wright). Будучи студентом, ездил с группой в Чикаго, изучал построенные им дома и, конечно, представляя квартиру своей мечты, думал о чем-то подобном. Но какой Райт на 33 квадратах?! К тому же у меня совершенно не осталось денег на ремонт». К счастью, по случаю окончания университета с красным дипломом Андрей получил в подарок шесть соток земли где-то под Апрелевкой, они и пошли «в счет» ремонта в новой квартире. Работы в ней велись долго, руководил ими папа Андрея. В итоге интерьер квартиры по тем временам выглядел очень модно, сделано в ней все было добротно. Тем не менее, по окончании своей холостяцкой жизни Малахов из этой квартиры переехал в другую, значительно более просторную, где и живет сейчас с женой и ребенком. Теперь свою первую небольшую квартиру телеведущий воспринимает как место для раздумий и эмоциональной подзарядки. Дизайнер Макс Касымов полностью переделал ее интерьер: он полон уникальных объектов и экстравагантных решений. «Я заехал сюда после ремонта, прогулялся вниз по переулку в кафе и вдруг как будто перенесся в прошлое, — рассказывает шоумен. — И неожиданно поймал ощущение счастья того 20-летнего молодого человека, который только что стал обладателем своей первой квартиры. В историческом центре Москвы! Где из окон можно увидеть кремлевские звезды.
И неважно, что это всего 33 квадратных метра».


Текст: Владимир Александров
Фото: ТАСС