Фабрика здоровья

В ближайшую пятилетку Правительство РФ планирует сформировать единый цифровой контур в здравоохранении. Однако пока применение IT в медицине остается на низком уровне и региональные различия по уровню внедрения цифровых технологий весьма существенны. Краснодарский край в этом смысле — один из лидеров: здесь у пресловутого цифрового контура есть надежная опора в виде Научно-исследовательского института — краевой клинической больницы № 1 имени Очаповского. Мы побеседовали с ее главным врачом Владимиром Алексеевичем Порхановым о том, что на практике означают новые технологии в медицине для пациентов клиники.

 

Владимир Алексеевич, как развивается телемедицина в НИИ-ККБ № 1?

— Если ответить в двух словах, то быстро и эффективно. Я бы особо отметил три направления: дистанционное консультирование, роботизированные операции и профессиональное образование.

Давайте сначала поговорим о дистанционном консультировании. Как оно организовано в НИИ-ККБ № 1?

— Телемедицинские консультации в клинике проводятся каждый день. Мы можем организовать телеконференцию хоть с Москвой, хоть с Нью-Йорком, но гораздо важнее для нас наличие связи с больницами края. У каждой из них есть возможность показать нам больного. У нас созданы дистанционные консультативные системы, в числе которых — отделение экстренной консультативной помощи (санитарная авиация) и телемедицинский центр. Любая больница края может оперативно связаться с ведущими специалистами нашей клиники для уточнения тактики лечения сложного пациента. Причем это можно сделать в любое время суток, что крайне важно, ведь зачастую для того, чтобы спасти пациента, нужно принимать очень быстрые решения. Иногда это приходится делать прямо в процессе хирургической операции.

При этом огромный выигрыш времени — не единственное достоинство дистанционных консультаций?

— Совершенное верно. Очень важно, что мы получаем по линии связи компьютерную томографию, различные качественные изображения в режиме реального времени и таким образом можем дистанционно осмотреть больного. Ведь информация, которая передается текстом, может не соответствовать истине. Читая записи в карточках, мы вынуждены полагаться на чьи-то слова, тогда как в случае дистанционных консультаций с применением современных средств связи видим объективную картину.

И как часто проводятся такие консультации?

— Постоянно. В 2018 году врачи нашей клиники провели 2 330 телемедицинских консультаций! С учетом того, что проводятся они в серьезных случаях, можно с уверенностью утверждать: зачастую правильно проведенная консультация — это чья-то спасенная жизнь.

Но телемедицина — это не только дистанционный осмотр и консультации. Это еще и возможность увидеть органы с хорошей визуализацией, с приближением изучаемого анатомического объекта. Такой широкий угол операционного действия человеческие глаза и руки в ряде случаев не получат.

Вы сейчас говорите о роботизированных операциях?

— Да, о применении робототехники. Футурологи предсказывают, что скоро диагнозы будет ставить искусственный интеллект, который сможет справляться с этим процессом лучше, чем человек. Я не думаю, что хирургов скоро заменят роботы, мы пока говорим только о применении робототехники — руководит всем человек, движения задает он же, но проводит их робот. Мы в нашей клинике активно используем роботизированную хирургическую систему «Da Vinci». С ее помощью за четыре года, с декабря 2014 до начала 2019-го, сотрудники Краевой клинической больницы № 1 провели более 750 операций.

В марте 2019 на базе уронефрологического центра НИИ-ККБ №1 открылось отделение диализа, оборудованное 20-ю современными аппаратами «искусственная почка». Медицинскую помощь в нем оказывают в рамках обязательного медицинского страхования (ОМС).

Насколько сложны эти вмешательства?

— «Da Vinci» — это многокомпонентное устройство, которое обеспечивает трехмерное изображение операционного поля и высокую точность передачи движений врача-хирурга на манипуляторы робота. Во время таких вмешательств врач-хирург управляет действиями робота дистанционно, ведя инструменты с помощью джойстика и 3D-изображения на экране. В нашей стране на сегодняшний день всего порядка 30 таких современных роботизированных хирургических систем, две из них установлены в лечебных центрах Краснодарского края.

Благодаря «Da Vinci» врачи краевой клиники могут выполнять сложнейшие малоинвазивные органосохраняющие операции при патологии различных органов пациента. При онкологии роботизированная система позволяет удалить опухоль практически без повреждения окружающих тканей. Это дает возможность пациенту восстановить здоровье в минимальные сроки. В этом — бесспорное преимущество методики перед как традиционной лапароскопией, так и открытой хирургией.

Какого рода эти операции?

— Самого разного. Наибольший опыт проведения подобных операций в ЮФО — у бригады уронефрологической службы НИИ-ККБ № 1 под руководством главного уролога и трансплантолога Минздрава Краснодарского края, профессора Владимира Медведева. Они выполнили более 600 высокотехнологичных вмешательств по удалению опухолей почки, простаты и мочевого пузыря.

Торакальные и абдоминальные хирурги, а также специалисты проктологического отделения краевой клиники тоже активно осваивают систему «Da Vinci». В онкологии еще 10–15 лет назад поражение органов брюшной полости и малого таза злокачественными опухолями могло звучать как приговор. Операция зачастую подразумевала полное удаление пораженного органа посредством открытой операции, что неизбежно влекло за собой осложнения. «Da Vinci» позволяет удалять опухоль высокоточным способом и сохранить орган.

Уже в этом году лучевую терапию нового уровня получат пациенты нейрохирургического, урологического и травматолого-ортопедического центров, а также больные отделений торакальной онкологии и колопроктологии.

Можно ли сказать, что применение роботизированной системы позволяет совершать исторические прорывы в отечественной медицине?

— Конечно, это не будет преувеличением. Приведу пример такого прорыва, совершенного нашими кубанскими хирургами. В марте 2016 года команда специалистов уронефрологического центра НИИ-ККБ № 1 под руководством Владимира Медведева провела первую в России робот-ассистированную пересадку почки. Пациентка — 55-летняя жительница Ейска Наталья, страдающая от хронической почечной недостаточности. До операции жизнь женщины полностью зависела от аппарата «искусственная почка».

А насколько важны телекоммуникации для профессионального образования специалистов-медиков?

— Роль телемедицины в сфере образования трудно переоценить. Сейчас мы можем получить какой угодно учебник, можем посмотреть любую операцию в исполнении лучших специалистов и в разных техниках.

С октября 2018 года еженедельно ФГБУ «НМИЦ им. В. А. Алмазова» проводит онлайн-обучение кардиологов и сердечно-сосудистых хирургов НИИ-ККБ № 1. Каждый веб-семинар включает теоретическую часть и практическую — разбор клинических случаев. Проведено 30 образовательных мероприятий в подобном формате.

С помощью трансляций из операционных начинающие специалисты могут дистанционно общаться с практикующими хирургами и задавать вопросы. Врачи из глубинки уже получают онлайн-консультации у медиков Первой краевой. Кроме того, в больницу Очаповского часто съезжаются ведущие специалисты со всей страны, они следят за ходом операции в режиме реального времени и обмениваются опытом. Тем более что нам есть что показать — современное оборудование и уникальные операции.

Какие новые технологии планируется внедрить в клинике в ближайшее время?

— В ближайшие месяцы на территории НИИ-ККБ № 1 будет запущен современный линейный ускоритель, позволяющий проводить высокоточное и эффективное лучевое лечение онкологических и других заболеваний. Аппарат приобретен за счет краевого бюджета.

Современный линейный ускоритель на базе краевой клиники — это лучевая терапия нового поколения. Ее суть — в направленном и специально дозированном радиационном излучении, которое повреждает опухолевые клетки, останавливает их рост и мета-
стазы. По оценке Всемирной организации здравоохранения, это один из самых перспективных методов лечения рака. В то же время лучевая терапия широко используется при лечении воспалительных заболеваний опорно-двигательного аппарата, аденомы гипофиза, гемангиомы костей и других патологий.

Высокотехнологичный аппарат оснащен цифровой системой контроля и проверки данных. В его арсенале — большой спектр методик лучевой терапии: от простых до самых сложных. К примеру, он способен создавать фигурное поле и облучать таким образом опухоль согласно ее форме. А методики IMRT (лучевая терапия с модуляцией интенсивности) и IGRT (лучевая терапия с визуальным контролем) позволяют облучить опухоль максимально высокими дозами, исключая из зоны поражения здоровые ткани и органы.

Лечебный стол линейного ускорителя оборудован роботизированной системой укладки пациента. А возможности видеонаблюдения позволяют больному оставаться на связи с врачом в течение всего сеанса лечения.

В планах НИИ-ККБ № 1 — запустить линейный ускоритель в начале лета.

Недавно стало известно, что в Краевой клинической больнице будет установлен первый на Кубани ПЭТ/КТ-сканер. Что это за прибор?

— Сокращение ПЭТ расшифровывается как «позитронно-эмиссионная томография». Устройство, о котором мы говорим, — технически очень сложная машина, которая создает уникальный препарат для оценки распространенности опухоли и эффективности ее лечения. Это самый точный на сегодняшний день метод диагностики распространенности опухолевого процесса. Такого прибора в крае еще не было, до сих пор мы отправляли пациентов в Воронеж, Ростов и Москву.

Но с учетом сложности современных технологий приобрести дорогостоящую аппаратуру наверняка недостаточно? Нужен ведь еще обученный персонал…

— Разумеется. И он у нас есть. К примеру, НИИ-ККБ № 1 — единственная на Юге России клиника, которая одномоментно может провести несколько процедур экстракорпоральной мембранной оксигенации (ЭКМО). Такая процедура бывает последним шансом на спасение жизни пациентов с вирусным миокардитом и пневмонией, перевезенных санавиацией из районных больниц края.

Это дорогостоящая и трудоемкая технология, требующая высококлассного персонала, который имеет большой опыт как в интенсивной терапии тяжелой сердечной и легочной недостаточности, так и в инвазивном мониторинге. Для полноценной процедуры ЭКМО нужны реанимации с большой площадью и хорошим оборудованием, томографы, рентгенхирургия, банк крови и так далее. То есть эффективное использование ЭКМО возможно только на базе крупного многопрофильного лечебного центра. И сегодня наша клиника находится на одном из первых мест в России по применению этого метода.

В прошлом году с помощью ЭКМО мы пролечили 27 больных, из них — 9 детей. По современным международным стандартам больница должна проводить минимум 20 процедур ЭКМО в год (для больных с сердечной патологией — не менее 30). В этом случае применение этого метода будет эффективным. Чтобы эта жизнеспасающая технология развивалась, необходим ЭКМО-центр, в арсенале которого должно быть как минимум 10 аппаратов ЭКМО. На Юге России все условия для подобного центра созданы в Краевой клинической больнице № 1.

В Вашей клинике накоплен огромнейший опыт по многим направлениям медицины. Какие из них являются наиболее передовыми в России?

— Например, исследования в сферах торакальной, сердечно-сосудистой хирургии — здесь краевая больница на передовых позициях на федеральном уровне. Всего в институте создано 14 научных отделов, которые курируют и обобщают практически все направления — хирургию, уронефрологию, челюстно-лицевую хирургию, онкоурологию, травматолого-ортопедию и многие другие. В клинике трудятся 24 доктора медицинских наук, 120 кандидатов медицинских наук, а также кандидаты биологических, фармацевтических и психологических наук. При этом наша клиника не НИИ, который работает именно на науку. Это больница. Мы каждый день делаем 250–300 операций, в большинстве своем серьезных. За год — 62 000 больших операций, из них 22 000 высокотехнологичных! Это огромная фабрика здоровья, нам целый день приходится лечить людей и только вечером можно заняться саморазвитием и наукой, которые не оплачиваются.

Это, кстати, очень важный момент, отметьте его обязательно. Говорить о развитии отдельной клиники в отрыве от развития отечественной отрасли здравоохранения неправильно. Если мы хотим, чтобы наука у нас была самой развитой, чтобы мы создавали и использовали новые технологии, в том числе в медицине, нужно изменить отношение к ученым. И оплату их труда. Посмотрите, много ли сегодня используется российских технологий? Почти вся техника зарубежная. А ведь наша страна не находится в окружении друзей, и может настать момент, когда нам перестанут поставлять компьютерные томографы, рентгенаппараты, МРТ-томографы, наркозные аппараты, и тогда мы вернемся в каменный век. Поэтому нужно поднимать вопрос о создании промышленности, которая выпускала бы эту технику, здесь, в России.

А великолепные специалисты у нас есть уже сейчас, и наша клиника тому подтверждение. 

 

Текст: Елена Логунова