Главное условие роста

Главное условие здоровья и отличного самочувствия бизнеса — баланс между рисками и доходностью. О том, какие меры позволят привести этот баланс к нормальному состоянию, нам рассказал Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей Борис Юрьевич Титов.

 

— Борис Юрьевич, чего сегодня не хватает предпринимателям, что тормозит их развитие?

— Отсутствие баланса: риски-доходность, риски-рентабельность-инвестиции. Риски не перестают быть высокими, мы видим это по уголовным делам против бизнеса, по вопросам проверочной деятельности, защищенности частной собственности. Но раньше при высоких рисках была высокая доходность. Инвестиции приносили прибыль, которая их оправдывала. Сегодня в большинстве секторов экономики доходность становится меньше и меньше. Растут цены на свет, газ, воду, водоотведение. У нас неконкурентные ставки по кредитам, без которых экономика развиваться не может.

Разумная, вдумчивая экономическая политика — это гораздо сложнее, чем управлять сырьевой экономикой. Нужна комплексная аналитическая работа, четкое понимание ситуации.

— А какие меры позволят нормализовать баланс рисков и доходности?

— Есть набор конкретных решений, которые можно реализовать уже завтра без особых рисков для экономики. Налоги, тарифы, заработная плата, расходы на трудовые ресурсы, которые несет бизнес, коррупционная рента. Тарифы нужно заморозить минимум на три года и за это время перейти к новой системе расчета. Нас услышали, но предлагаемая схема ФАС приведет к их увеличению. Надо использовать систему прайс-кап: правильно устанавливать тарифы, чтобы они не выросли. Нужны налоговые льготы, общая нагрузка должна снижаться. Мы предлагаем конкретные пути: увязать социальные налоги, страховые платежи с ростом рентабельности, повышением производительности труда, которые показывают предприятия. Предложения касаются стимулирования спроса некоторыми мерами, например, ипотеки до 5%. Мы предлагаем индексировать ипотеку, компенсировать затраты, это даст удвоение строительного рынка. Тогда мы сможем реально строить 120 миллионов квадратных метров жилья. Сегодня нет прописанных правительством путей для увеличения объемов строительства. Пойдет сплошное банкротство малых и средних, даже крупных строительных предприятий. Сейчас успешно работает ФРП — Фонд развития промышленности. Такие же институты необходимо создать в сельском хозяйстве, инновационной сфере, в оборонном комплексе.

Для этого нужна низкая процентная ставка ЦБ, другая денежно-кредитная и экономическая политика.

— Снижение издержек бизнеса означает затраты государства. Откуда взять на это деньги?

— Экономисты нас обвиняют, что мы хотим запустить печатный станок, залить экономику деньгами. Это абсолютная неправда. Начнем с того, что печатный станок и так работает, но не на развитие экономики, а на латание дыр в банковской системе. Триллионы рублей печатаются, чтобы компенсировать ошибки и вывод денег, который был в банках в предыдущие годы. Во многом это ошибка Центрального банка. Они должны были регулировать ситуацию и наблюдать за экономическими структурами.

Мы предлагаем ряд нужных мер в значительно меньших объемах. Где взять? За счет повышения эффективности самой денежно-кредитной системы. Если правильно использовать деньги на остатках государственных счетов и компаний, то можно сэкономить хотя бы полтриллиона рублей. Можно занимать средства, у населения есть деньги. Это должно быть добровольно и выгодно. Как занимать? Мы не даем инвесторам, в том числе и населению, главного — не снимаем с них риск по курсу рубля. Занимаем в рублях и говорим, что отдавать тоже будем так, независимо от стоимости завтрашнего дня. Поэтому многие не покупают рублевые облигации. Израиль сделал по-другому. Он говорил, что займет в шекелях, но отдаст их по тому курсу, который будет на день погашения этого кредита, ценной бумаги. Мы предлагаем сделать так же. Если вы верите, что экономические реформы дадут результат, значит и рубль будет крепким. Если Минфин не берет на себя риск собственной экономики, почему за вас должны это сделать инвесторы? Людям нужна уверенность и нормальная доходная среда.

— Аналитики говорят о том, что российская экономика «пробуксовывает», несмотря на весьма ощутимый рост цен на нефть. Почему сложилась такая парадоксальная ситуация?

— В экономике накопились структурные проблемы, и даже высокая цена на нефть не дает импульса развития в целом. Первый звонок прозвучал еще в 2011 году, когда цены на нефть продолжали очень быстро расти и вдруг перестали коррелировать с ростом ВВП. В 2013 году произошел квартальный обвал ВВП, который потом компенсировали. Сейчас это наша действительность. Даже высокие цены на нефть не приводят к росту экономики.

— Может быть, шансов на значительный рост российскую экономику лишают санкции?

— Игнорировать это давление невозможно. В нашей экономике большой процент замедления происходит из-за того, что мы не можем сегодня вести дела с внешним миром как раньше. Контрсанкции, которые дали бурный рост российской сыродельной отрасли, — позитивный, но маленький сегмент. Ограничения внешнего финансирования для банков, ограничения по технологиям для сырьевых и нефтяных компаний — все это факторы замедления.

Причем законодательно принятые в США и Европе санкции достаточно узкие, большая их часть находится не на бумаге, а в головах у западных предпринимателей. Видя реакцию властей на Россию, они начинают выстраивать большие рисковые схемы, боятся, хотя у них есть разрешение в секторе, предпочитают не связываться с проблемными странами.

Но внешние санкции не идут в сравнение с «санкциями» внутренними, которые на нас накладывает Центробанк с политикой высокой процентной ставки и заморозкой счетов малого бизнеса. Растут тарифы, налоговая система берет там, где мало доходов, оставляет там, где много доходов. Нужна новая экономическая политика. Тогда и внешние санкции будут для нас менее негативными, чем сегодня.

— У Вас есть ожидания от предпринимательского сообщества в 2019 году?

— Жду, что такие качества человека, как инициатива, предприимчивость, ставка на собственные силы, окончательно утратят в массовом сознании негативный оттенок. И слово «предприниматель» начнет звучать гордо — особенно в такие сложные времена. И жду, что обстоятельства подведут всех нас к тому, чтобы мы меньше ждали, меньше боялись сами и пугали других, а больше действовали — методично, с умом и с верой в собственные силы.

 

Материал подготовлен

пресс-службой Уполномоченного при Президенте России по защите прав предпринимателей