Мы едем и едим

Чем заняты люди в поезде? Наиболее предусмотрительные — смотрят заранее скачанные фильмы, остальные читают, болтают, играют в карты, смотрят в окошко, но все без исключения едят. Еда в поезде — не только необходимость, но и одно из главных развлечений, и освященная временем традиция. Меняется ли она с годами?

В начале лета три с половиной тысячи российских путешественников приняли участие в опросе, который провел сервис Туту.ру, чтобы изучить вкусовые предпочтения пассажиров поездов. Путешественники чистосердечно и искренне рассказали, чем они любят питаться в дороге, и лидером хит-парада предсказуемо оказалась все та же жареная курочка. Бессмертная, как птица Феникс!

В первом поезде, запущенном 5 июня 2019 года немецкой компанией Lernidee Еrlebnisreisen GmbН и АНО АПИ из Санкт-Петербурга в Норвегию через арктические регионы России, на 8 пассажирских вагонов приходится 2 вагона-ресторана, в которых работают повара, подготовленные и обученные в Швейцарии.

На втором месте — вареные яйца, на третьем — сезонные овощи, на четвертом — копченая колбаса. Результаты показали, что именно так обедают, ужинают или завтракают в дороге 39% опрошенных. Каждый пятый (18%) берет с собой быстрорастворимую лапшу или пюре в пластиковых баночках. По 6% набрали варианты: «ничего не беру с собой из еды и питаюсь в вагоне-ресторане», «покупаю горячие готовые блюда у бабушек на перронах» и «покупаю снэки в киосках на перроне или в автоматах».

«Пассажир очень много ест. Простые смертные по ночам не едят, но пассажир ест и ночью. Ест он жареного цыпленка, который для него дорог, крутые яйца, вредные для желудка, и маслины. Когда поезд прорезает стрелку, на полках бряцают многочисленные чайники и подпрыгивают завернутые в газетные кульки цыплята, лишенные ножек, с корнем вырванных пассажирами», — Илья Ильф и Евгений Петров, «Двенадцать стульев».

При этом 25% респондентов заявили, что являются приверженцами здорового питания и не изменяют своим принципам даже в поезде. У них на столе только правильная пища — нет жареного, острого, соленого, копченого. Аналогичный опрос, проведенный в феврале, показал, что больше половины путешественников (55%) никогда не заходили в вагон-ресторан. А те, кто там бывал, озвучили свои претензии к «передвижным ресторанам»: не всегда вкусная еда и «заоблачные цены» на все.

«Еда, сон, питье, снова сон. Словно я вернулся в детский сад… Мы сидим в вагоне-ресторане из «Звездного пути» и едим свинину с картошкой, пьем пиво и то, что мы условились называть «белый чай» — водку. Все приходит в какое-то смешение. В течение часа или около того мы даем очень дружелюбному проводнику пьяный и бессистемный урок английского («How can I help you? Please may I show you the menu?»). Спустя какое-то время — не имею понятия, который сейчас час, и уж точно не знаю, который час в Москве, — обнаруживаю себя на перроне записывающим на цифровой магнитофон звуки поезда, которые сейчас мне представляются самой завораживающей вещью на свете. Я предпринимаю попытку загрузиться не в тот поезд, но коллега Константин, который любезно предоставил мне пальто, потому что я забыл надеть свое, придает мне верное направление. Утром, которое снова наступает, как только я закрываю глаза, я раздвигаю занавески и обнаруживаю за окном яркий снег. За ним — острые очертания берез и сероватое небо в облаках, которое уходит в бесконечность. Это настолько сильно походит на все изображения Сибири, что я встречал, что я задаюсь вопросом — может, я все еще сплю?» — один из ведущих исследователей творчества Шекспира, известный писатель, журналист и критик Эндрю Диксон о своем путешествии в поезде по Транссибирской магистрали в 2016 году.

Текст: Елена Логунова
Фото: shutterstock.com