Олег Лысак: «Точный метеопрогноз — залог безопасности»

Олег Лысак:

«Точный метеопрогноз —

залог безопасности»

 

Начальник «Специализированного центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Черного и Азовского морей» Олег Лысак называет свою организацию «полувоенной». Говорит, что у них «все по регламенту» и «плохиши» в центре не работают. Еще бы! Ведь его метеорологи делают прогнозы для территории от Магри до Псоу — и, по сути, отвечают за безопасность населения наряду с МЧС и местными властями. Предупредить о возможных наводнениях, смерчах, лавинах, пожарах, радиационной опасности, вредных выбросах — их задача. Но не единственная. С центром сотрудничают дорожники и строители, организации авиации и судоходства, желающие спланировать работу с учетом погодных условий. Какие технологии применяются в современной гидрометеорологии, почему не сбываются прогнозы погоды из Интернета и как меняется климат — читайте в интервью Олега Лысака журналу «Держава».

— Олег Богданович, в России с большим успехом завершился Чемпионат мира по футболу. Сочи стал одним из центров притяжения спортсменов и болельщиков. Как была организована работа метеорологов в рамках важнейшего для нашей страны мероприятия?

— В дни Чемпионата в Сочи работал региональный операционный центр. Был разработан регламент взаимодействия с ним, с МЧС и городскими службами. Понятно, что погода может доставить массу неприятностей, и основной нашей задачей было составление прогнозов и оперативное предупреждение властей, спасателей о грядущих неблагоприятных явлениях. Очень важно, чтобы городское хозяйство могло оперативно подготовиться к непогоде, чтобы не было эксцессов с населением, транспортом. Ведь в эти дни в городе были и туристы, и болельщики, для организации тренировок футболистов тоже важна информация о погодных условиях. Поэтому прогнозы нужны были сверхточные, подробные. Ежедневно отдел метеопрогнозов составлял и размещал ранним утром прогноз на предстоящий день с почасовой детализацией, а на последующие двое суток — с трех- и шестичасовой детализацией. Это большой объем работы, но у нас есть за плечами опыт Олимпийских игр. Тогда каждая спортивная федерация выставляла нам свои требования, в соответствии с которыми мы организовали специальные метеорологические наблюдения, давали прогнозы и данные по влажности, температуре снега на разных высотах. Мы справились и тогда, о чем свидетельствуют благодарственные письма от Олимпстроя, МЧС, грамота от Президента РФ.

— Существуют технологии по воздействию на погодные условия. Были ли они задействованы во время матчей?

— Нет. Правительство ставило такой вопрос перед центральным аппаратом Росгидромета, но после его проработки оказалось, что территория Сочи довольно сложная, и воздействие на облачность будет неэффективным. При этом это очень дорого. Активное воздействие на погоду для парада в Москве обходится в 200 млн рублей, задействуется 5–6 самолетов. К сожалению, многие не понимают, как это сложно и затратно. Население постоянно подозревает, что мы «разгоняем тучи» — например, во время визитов Президента, и поэтому на головы сыплется цемент и машины в пыли. Кстати, при «создании погоды» в определенном населенном пункте сыпаться на головы жителям ничего не может, поскольку реагенты распыляются на расстоянии 100–200 км от него. Хотя у нас действительно бывают красно-коричневые осадки — они приходят к нам со стороны Средиземноморья и являются следствием пыльных бурь над Африкой и Аравийским полуостровом. Пыльный воздух поднимается очень высоко, проходя над морем, набирает влагу и выпадает у нас в виде осадков.

— В этом году были ситуации, когда приходилось действовать экстренно, чтобы специализированные службы успели уведомить и обезопасить население от серьезных погодных катаклизмов?

— В начале июля в Сочи прошли сильнейшие ливни, результатом которых стали серьезные подтопления территории, в том числе автодороги Сочи—Адлер. Сильные ливни вообще характерны у нас для этого периода. А Имеретинская низменность всегда была болотистой местностью. Горы же высокие, крутые, поэтому вода здесь собирается очень быстро, при этом ливневки не пропускают большой объем воды. Поэтому есть несколько мест, которые подтапливаются достаточно сильно, все знают, что это за места. Но сказать, что везде машины стоят по крышу в воде, как это любят показывать в новостях, — никак нельзя. Если говорить о других опасных явлениях, то август-сентябрь у нас считается сезоном формирования смерчей.

— За последние несколько лет была существенно обновлена техническая база Гидрометцентра. Как появление новых метеостанций и дополнительного оборудования сказалось на работе метеорологов?

— Действительно, к Олимпиаде мы поставили 14 автоматических станций, сделали сеть уровнемеров и осадкомеров для рек. Также мы располагаем несколькими станциями контроля атмосферного воздуха. Есть и передвижная лаборатория, и доплеровский радар. С его помощью мы можем определить уже на расстоянии 200 километров, какие очаги зарождаются и куда перемещаются. Новые технологии повышают качество прогнозов. Сегодня их точность составляет в среднем 96% — более качественно делать на сегодняшний день невозможно в принципе. Но содержание сети обходится очень дорого. Если говорить предметно о нашем управлении, то только на проверку и техническое обслуживание оборудования тратится несколько миллионов каждый год, связь «съедает» 100 млн, электроэнергия очень дорогая, экипировка одного сотрудника лавинного отряда обходится в 600 тыс. рублей. При этом государство на 100% обеспечивает нам только зарплаты, на остальные нужды мы зарабатываем сами. Но, к сожалению, информацию продавать трудно.

— Почему? Ведь прогнозы вашего центра очень точны.

— Да, но, видимо, недостаточно развита культура применения качественных прогнозов. Например, я не знаю, откуда берут данные телеканалы, различные интернет-сервисы. У нас нет ни одного контракта с туристическими компаниями — c моей точки зрения, это странно, ведь они водят людей в горы, им нужен точнейший прогноз с целью обеспечения безопасности клиентов. Заглянуть в телефон и получить информацию из непонятного источника в этом случае недостаточно. Лицензии на гидрометеорологическую деятельность получают многие организации, но как именно они работают, каким оборудованием располагают — вопрос. А потом у людей возникают претензии к неточным прогнозам, и адресуются они почему-то нам.

Однако новый руководитель Росгидромета Максим Евгеньевич Яковенко, заступивший на пост в 2017 году, осведомлен о проблеме и ищет пути ее решения. Главы всех управлений на первых совещаниях с ним сразу подняли вопрос защиты информации, ее качества.

Но и сейчас люди, которые знают счет деньгам, цену безопасности и стремятся повысить эффективность своей работы, обращаются к нам. Точные прогнозы нужны строителям, дорожникам, авиации, многим производствам. Крупные туристические и спортивные объекты — например, горнолыжные комплексы — также работают с нами.

Также качественное взаимодействие сложилось у нас с администрацией города Сочи. Мэр Анатолий Пахомов сразу после вступления в должность наладил с нами диалог, понимая важность точных метеопрогнозов для работы городских служб, обеспечивающих комфорт и безопасность населения. Он является председателем городского штаба по ЧС, с которым и взаимодействует наша служба.

— Любая модернизация часто влечет за собой дефицит квалифицированных кадров, умеющих обращаться с новейшим оборудованием. Вашего управления такая проблема коснулась?

— Да, но связана она, к сожалению, не только с отсутствием профессиональных навыков. Мы готовы обучать кадры, в том числе молодые, которым мы всегда рады. Но не очень высокий уровень зарплат пока мешает привлекать людей. Впрочем, мы держим ситуацию под контролем, выправляем ее. И смотрим в будущее, формируем кадровый потенциал. По распоряжению главы Росгидромета Максима Евгеньевича Яковенко мы принимаем участие в организации гидрометеорологического клуба в детском лагере «Смена». На базе лагеря действует «Парк будущего» — Всероссийский учебно-тренировочный центр профессионального мастерства и популяризации престижа рабочих профессий. Вот там мы хотели бы открыть свой павильон с автоматической станцией. Попробуем заинтересовать нашей профессией подрастающее поколение. А метеорологический отряд, мы надеемся, положит начало реализации всероссийского проекта, направленного на развитие экологического воспитания.

— Профориентация — это действительно очень важно. А как Вы сами пришли в профессию?

— Я работаю в метеорологии 27 лет. Но первое образование у меня сельскохозяйственное — я окончил Кубанский сельскохозяйственный институт, работал по профессии, но с распадом Советского Союза сельское хозяйство в Сочи умерло. Пришлось искать работу, пригласили сюда. В нулевых закончил Российский государственный гидрометеорологический университет, а в 2008 году возглавил сочинский гидрометцентр. В этом году отметил десятилетие работы в должности.

— Многие туристы сейчас планируют свой отдых на бархатный сезон. По прогнозам специалистов центра, какая погода ждет Сочи в сентябре? До какого времени отдыхающим стоит рассчитывать на купание в открытом море?

— Вообще более или менее точный прогноз мы можем делать максимум на неделю, поэтому какие-то цифры сейчас назвать невозможно. Но пока мы не видим предпосылок для значимых отклонений от нормы. Сентябрь был и остается самым приятным месяцем для отдыха в Сочи — нет ни дождей, ни изнуряющей жары. Купаться можно вплоть до октября. Хотя когда я был мальчишкой, мы купались и до 20 октября. Но тогда климат был все же мягче.

— То есть вы видите тенденцию к изменению погодных условий в Сочи?

— Не скажу, что эти изменения кардинальны. Но сейчас действительно несколько агрессивный период — то холодно, то очень жарко. Осадки есть, но выпадают неравномерно. Раньше через день шел дождик, а сейчас осадков может месяц не быть, а потом выльется вся норма разом. Хотя о какой-то четкой тенденции именно у нас говорить не приходится. Мы анализируем данные, собранные в течение даже не десятилетий, а столетия, и не видим явных сдвигов. Наводнения, например, раз в 40-50 лет случаются стандартно. Конечно, крайне важно заранее заметить предпосылки к разгулу стихии и оповестить население. Сегодня мы с этой функцией справляемся. И с развитием технологий точность прогнозов будет расти.

Сочи относится к зоне влажных субтропиков, здесь нередки сильнейшие ливни. За несколько часов количество выпавших осадков может значительно превысить месячную норму. Такие дожди наиболее характерны для периода с июня по октябрь. За последние 50 лет самый сильный ливень был зафиксирован в августе 1971 года, когда за сутки выпало 245 мм осадков.

Самый жаркий день за историю многолетних наблюдений сочинским Центром гидрометеорологии зафиксирован 30 июля 2000 года. Тогда температура поднялась до 39,4 градусов по Цельсию. Самым холодным днем стало 24 января 1964 года — столбик термометра опустился до –13,1 градуса. Самый сильный снегопад прошел 31 января 2017 года: сугробы достигали 28 см в высоту. А самый сильный шторм с высотой волн 4,2 метра синоптики зафиксировали 24 марта 2013 года.

Автор:

Александра Газизова

Фото:

Пресс-служба ФГБУ “Специализированного центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Черного и Азовского морей”,

Николай Василюк