Т. В. Романова. О памяти, без которой нет будущего.

Наша память в некотором смысле избирательна, и здесь уповать не на кого. Но есть вещи, о которых забывать не только нельзя, но и опасно. И сколько бы западные «партнеры» ни призывали нас побыстрей забыть о значении и цене нашей Победы в Великой Отечественной войне, мы будем думать об этом и, главное, действовать сообразно своим представлениям  о ценностях нашего бытия.

Об этом как-то особенно остро подумалось после нашей беседы с Татьяной Васильевной Романовой, которая уже много лет занимается составлением  Книги памяти Калужской области. Пласт работы, который был поднят и перелопачен этой удивительной женщиной с ее командой, как она сама выражается, «завербованных единомышленников», в которую, к слову, входит и губернатор Анатолий Артамонов, просто огромен, и на это положена большая часть жизни. И оно того стоит!

Работа по созданию подобных документов была начата в 1989 году, когда по постановлению ЦК КПСС и Совета министров тогда еще существовавшего СССР было принято решение о рассекречивании военных архивов Министерства обороны и создании Всесоюзной Книги памяти.  Но одно дело — принять постановление, другое — обозначить и реализовать механизмы доступа и принципов работы с таким материалом. Татьяну Васильевну Романову, бывшего работника партархива Калужского обкома КПСС, привлекли к редакторской работе по созданию Книги памяти в 1993 году. С тех пор выпускник филологического факультета МГУ, человек удивительной работоспособности и большой профессионал, она стала изучать море информации, привлекать к этой работе  массу неравнодушных людей, поисковые отряды и даже спонсоров. Сегодня этот труд венчают 25 томов, в которых собрана подробнейшая информация о тех, кто сложил голову на калужской земле, обороняя и освобождая ее рубежи, а также о боевых действиях и различных обстоятельствах гибели большинства из них!

Полноценного интервью у нас не получилось, и на это есть «железная» причина: задавать много вопросов и перебивать своего собеседника не было никакого желания, а хотелось просто слушать… Некоторые выдержки из монолога Татьяны Васильевны  мы и приводим в нашем материале:

«…Первые тома «Книги памяти» были созданы несколько по иному принципу. В них были имена тех, кто родился в той или иной местности или был призван из нее, а затем погиб,  пропал без вести или умер от ран. По такому принципу было написано 7 томов, в них была история жизни более 157 тысяч человек. Но запросы, направляемые родственниками погибших, часто касались именно места гибели и захоронения. Тогда было принято решение о создании в Институте военной истории методического центра по работе с такими документами, и был издан первый том  книги, созданной по другому принципу».

«…Для того чтобы установить относительно точную цифру погибших на рубежах Калужской области, пришлось более 20 лет работать в архивах с документами, представлявшими собой донесения о потерях на уровне рапорта командира роты и выше. Оказалось, что в нашей земле, по первоначальным сведениям, нашли вечный покой около 240 тысяч бойцов Красной Армии. Так появилась вторая серия книги, где были списки погибших на калужской земле. Огромную помощь в этом нам оказали военные, которые являлись потомками погибших солдат».

«…Из донесения командира полка 323-й стрелковой дивизии: «2-4 апреля в районе деревни Холмище Ульяновского района на танкоопасное направление была выдвинута рота бойцов с ПТР (противотанковое ружье. — Ред.). От роты осталось 70 человек». В 50-е годы происходило массовое перезахоронение погибших, поскольку негде было пахать и сеять, а братские могилы обустраивались, как правило, в центральных усадьбах совхозов и колхозов, а то и просто в населенных пунктах. Тогда очень много фамилий потерялось».

«…В деревне Захарово за 8 дней боев наши молодые, еще не обстрелянные ребята 20-25 лет от роду, разбили 4-й полк дивизии СС «Мертвая голова» —здоровенных, откормленных солдат».

«…Порой поисковики натыкались на общие захоронения, где было множество костей. Наших и немцев сортировали по простому принципу: немецкие кости были всегда крупнее, поскольку их солдаты гораздо лучше питались».

«…Продовольствие и снаряды нашим солдатам приходилось носить на спине в рюкзаках за 25 км от станции Барятинской. Поэтому в списках часто попадаются записи: «умер от болезни», «умер от дистрофии». Был строгий регламент: на одно орудие на сутки — 4-5 выстрелов».

«…Ополчение, прибывавшее на фронт, частенько было без оружия, иногда приходили с дробовиками».

«…415-я дивизия, сформированная во Владивостоке, за время боев на наших рубежах трижды почти полностью сменила состав».

«…Война — это реки крови, грязь, горы трупов. Из донесения командира казачьего корпуса Доватора, занявшего деревню Екатериновка: «Пленных нет. Иначе говоря, всех просто изрубили шашками. По тылам этот корпус ходил 6 месяцев, ели лошадей, уздечки, седла, поскольку их продовольственную базу и полевой госпиталь захватили немцы. Вывели их из немецкого тыла мальчишки 14-15 лет, поскольку они хорошо знали местность».

«…Сейчас готовится к изданию последний, 25-й том, где список заканчивается на цифре примерно 400 тысяч. Окончательный ли он, сказать трудно».

«…Как-то одной моей знакомой предложили преподавание в школе. Когда она ознакомилась с учебниками, один из которых был издан Фондом Сороса, наотрез отказалась. Там истории Великой Отечественной войны было посвящено всего два урока. Сегодня учитель превратился в продавца образовательных услуг, а слово «учитель» стало терять свой изначальный сакральный смысл…»

Сегодня редактору Книги памяти Калужской области Татьяне Васильевне Романовой уже 85, и на работу в силу возраста ее возят на автомобиле. Последние два года, часто используя свой отпуск, а то и просто вечерами и по выходным дням, Татьяна Васильевна работала в соавторстве с кандидатом исторических наук Ильей Степановичем Писаренко над книгой «Калужские рубежи». В ней на основании архивных данных подробно описаны боевые действия в Калужской области порайонно… Не потеряем память — будем с будущим!

Автор: Александр АНАСТАСОВ