Убитый и убыточный

Жители главного курорта страны активно обсуждают настоящее и будущее сочинского парка «Ривьера». Авторитетным мнением о его состоянии с нами поделилась известный ландшафтный дизайнер Лариса Толмасова.

Лариса Алексеевна, в Вашем портфолио — работы мирового уровня: концепция ландшафтно-архитектурного сценария зеленых зон Краснодара, оформление Олимпийского Сочи, первый в России тематический парк «Сочи Парк», входящий в топ-15 лучших парков Европы, новая российская сенсация — парк Галицкого, сады на Кипре и в Черногории. Что Вы как опытный и признанный специалист можете сказать о сочинском парке «Ривьера»?

— Я знаю историю этого парка — он с самого начала был какой-то несчастливый. Переходил из рук в руки, не получал должной заботы и сейчас представляет собой очень печальную картину. Знаете, там перед входом есть скульптурная жемчужина — большой каменный шар в толстом слое краски. Понятно, что это сооружение имеет символическое значение: оно утверждает, что парк «Ривьера» — жемчужина Сочи. Увы, сейчас это воспринимается как насмешка. «Ривьера» сегодня — не бесценная жемчужина, а грошовая стекляшка. Все так ярко, шумно, безвкусно, навязчиво и убого: старые деревья в обмотке электрических гирлянд, разномастные постройки с мятым выгоревшим профнастилом…

С моей точки зрения, парк «Ривьера» убили. Видно, что многие растения в парке больны, другие случайны, третьи посажены там, где они не должны быть. Хороший парк — это всегда гармоничное пространство, а тут какая-то ларьковая какофония.

Нынешнее название и достойное внимание парк получил лишь в 1937-м и затем на долгие годы стал любимым местом горожан и гостей курорта, но после перестройки на 20 лет пришел в упадок.
К настоящему времени парк утратил и памятники архитектуры XIX века, и часть территории, и былое очарование.

То есть говорить о парке «Ривьера» как об историческом наследии бессмысленно?

— Парк Ривьера, основанный известным предпринимателем Василием Алексеевичем Хлудовым в 1898 году, был спроектирован агрономом Рейнгольдом Иоганновичем Гарбе и Главным садовником Московского ботанического сада профессором Густавом Федоровичем Вобстом.

Сейчас той планировочной структуры, которая когда-то создавалась иностранными специалистами, почти не осталось. Отдельные организованные кусочки говорят о реконструкции 50–60-х годов, но отнюдь не о первоначальной структуре парка. А она была уникальна… Вот именно это хотелось бы видеть в «Ривьере» и сейчас.

И что же это?

— Экологически гуманное, грамотное парковое пространство с активной рекреационной деятельностью, высокими эстетическими качествами и уникальными растениями, что для Сочи вполне возможно. Само название «Ривьера» должно быть ключевым, отражающим приморскую всесезонность парка, с его типичным ландшафтом. Сейчас нет ни стройной концепции, ни ее последовательного и качественного воплощения. Такое ощущение, что каждый, кто ведет в этом парке свою хозяйственную деятельность, действует по-своему, без какого-либо руководства и координации, организуя пространство вокруг своего ларька или аттракциона по собственному вкусу.

В 1901 году Хлудовский парк стал собственностью городской казны и был переименован в городской общедоступный парк отдыха. С 1914 по 1920 годы, в период первой мировой и гражданской войн, парк значительно пострадал: многие деревья ценных пород пошли на дрова, часть насаждений была повреждена.

А можно ли вернуть «Ривьере» утраченный стиль?

— Что касается стиля, здесь надежду дают немногочисленные старые насаждения. Кое-где они еще остались… обмотанные фонариками! Иностранцы спрашивают: вы что, рождественские украшения летом не снимаете? Да, круглый год не снимаем! И зимой, и летом сплошное Рождество! Если убрать это вульгарное оформление, то вполне можно придать основным аллеям солидность, респектабельность, дорогой лоск, вернуть дух этого места, дух исторического парка. Сделать эстетически комфортное пространство и в то же время использовать его для активного отдыха.

Купец первой гильдии Василий Хлудов не жалел денег на составление уникальных ботанических коллекций и выписывал интересные растения со всех концов земного шара. На своих 120 десятинах в Сочи он вырастил сад с крымскими яблонями, гранатами и масличными деревьями, но в садоводстве не преуспел и продал почти все имение. На оставшейся части вблизи моря Хлудов в 1898 году разбил парк. Его центром стала дача землевладельца, построенная по проекту модного московского архитектора Льва Кекушева в стиле модерн с элементами древнерусского зодчества. От нее лучами расходились аллеи, между ними на просторных куртинах и полянах были высажены экзотические растения. Основу парка составляли разные сосны, гималайский и речной кедры, виргинский можжевельник, кипарисовики Лавсона, лузитанский кипарис и другие хвойные и вечнозеленые растения.

Каким образом можно этого добиться?

— На сегодняшний день есть два пути. Первый — это частные парки, но их немного. Хотя у нас на юге есть два ярких примера — Сочи Парк и парк Галицкого. В парке Галицкого открытый доступ к территории и платные услуги, число которых наверняка будет увеличиваться, а в Сочи Парке единый входной билет, в который включены все развлечения. Подходы разные, но суть одна. Эти яркие примеры убедительно говорят о том, что частный инвестор может, хочет и умеет строить парки мирового класса, если у него есть желание и достаточно для этого денег! Второй путь, набирающий активность в наше время, и очень популярная в мире тенденция — передача таких парков в концессию. Этот вид государственно-частного партнерства позволяет:

• сохранить объект в муниципальной собственности, и это прежде всего!

• учитывать публичные интересы и интересы потребителей услуг — обычных граждан, что четко прописывается в концессионном договоре;

• и наконец, это потрясающая возможность развивать городскую среду и получать более качественные услуги в условиях ограниченного городского бюджета!

Не случайно это очень распространенная мировая практика. Только в Чикаго (США), например, действует около 200 концессионных соглашений. Национальные парки США имеют около 500 концессионных контрактов, общая сумма которых превышает 1 млрд долларов США в год!

Передача парков в концессию снимает огромную финансовую нагрузку с муниципалитета — это очевидно, ведь содержание парковой зоны на должном уровне — это всегда большие затраты.

Я видела подобные парки в Италии, в Америке — они управляются частными компаниями, но являются гордостью городов и их жителей. Думаю, в случае с «Ривьерой» договор концессии — это уникальный шанс, потому что то, в каком состоянии она находится сейчас, — это позор. И для курорта, и для края, и для всей России, ведь Сочи уже стал такой же визитной карточкой страны, как Москва! А нынешняя «Ривьера» — это парк-ларек.

Но эта ситуация стабильна или же она ухудшается?

— В том, что касается растений, у нас не очень хорошее наследие после олимпиады: к нам завезли большое количество новых вредителей и болезней, — одна огневка чего стоит! Муниципалитет не готов бороться с ними биологическими средствами, потому что они очень недешевы, а химикаты, которые доступны по цене, далеко не безопасны, а ведь в парке гуляют дети… Частный инвестор, кто бы он ни был, с его финансовыми возможностями сможет себе позволить дорогостоящую и эффективную защиту растений.

Что касается планировочной структуры, то ее нужно восстанавливать, а любая реконструкция всегда обходится дороже, чем строительство с нуля. Но я думаю, что это благородная и благодарная работа — воссоздать и функции, и атмосферу исторического парка. Знаете, в Англии в таких парках проходят театрализованные шоу, костюмированные гуляния, рыцарские бои, воссоздающие дух эпохи, в которую был создан сад. Облагороженная «Ривьера» тоже могла бы стать такой сценической площадкой. Сейчас она ничем не отличается от какого-нибудь захудалого провинциального сквера с убогими развлечениями и полным отсутствием исторической и культурной идентичности. Мне страшно смотреть на уродующие старый парк металлические заборы, фанерные ларьки, линялые баннеры, шеренги плюшевых свинок… Там есть еще нелепое сооружение с вывеской «Замок ужасов» — по-моему, это название очень отражает состояние нынешней «Ривьеры».

Как Вы думаете, почему люди боятся передачи парка в другие руки?

— Наверное, потому что помнят 90-е годы, когда на муниципальных территориях спокойно вырубали деревья и строили частные особняки, а эти пространства закрывали для публичного посещения. Люди боятся, что все испортят и построят территорию только для избранных. Эти страхи в данном случае крайне необоснованны и проистекают от невежества и недостатка информации; здесь важно понимать, в чем состоит смысл концессионного соглашения. Это действительно прекрасный вариант! В столице края есть движение «Помоги городу», и я как его представитель выступаю за передачу краснодарских парков в концессию — разумеется, с четко прописанными условиями. Я абсолютно уверена, что это будет выгодно всем, и прежде всего горожанам.

И это не только Ваше мнение?

— Да, в профессиональном сообществе тема концессии очень обсуждаема. Профессионалы ландшафтной индустрии, а также городские активисты и экологи видят в этом бесспорное благо как для города, так и для его жителей, поскольку налицо хорошая правовая защищенность договоров о государственно-частном партнерстве. Юридической базой для них послужил Федеральный закон «О концессионных соглашениях», принятый еще 10 лет назад, но пока не нашедший широкого применения на практике. Недавно президент России даже выразил по этому поводу недоумение: почему в государственно-частном партнерстве слабо используется такой удобный инструмент? Ведь концессия дает возможность, в частности, привести в порядок те объекты, восстановить которые иным способом пока нет возможности.

В России тоже есть такие примеры?

— Есть. В Ростове, например, на реконструкцию трех парков, переданных в концессию, в последние годы было потрачено около 897 млн рублей. Помимо Ростова, по этому пути пошли Казань, Братск, Волгоград, Воронеж, Киров, Калининград, Омск, Сызрань, Тверь, Тольятти, Челябинск.

Работы по реконструкции парка — это долгая история?

— Не обязательно. Если есть хороший проект и он разделен на определенные этапы — так, как это было сделано в том же Сочи Парке, — то это не так долго. При поэтапной работе и правильном планировании закрывать парк на реконструкцию можно частями, и каждый его обновленный фрагмент может становиться сенсацией, событием года, привлекающим множество людей. Но что касается исторических парков, — здесь необходимо особое чувство такта по отношению к наследию и разумная степень трансформации исторической среды. В парке «Ривьера» нужно прежде всего искоренить убожество, восстановить структуру и уникальный породный состав деревьев и кустарников. В итоге хотелось бы получить экологически гуманное парковое пространство, интенсивно посещаемое самыми разными социальными и возрастными группами населения и обеспечивающее активную рекреационную деятельность в дневные и вечерние часы в любое время года.

Многие парки сделали мировую славу своим городам, и «Ривьера» может стать одним из таких парков!

Текст: ЕЛЕНА ЛОГУНОВА