В. ШТЕРНФЕЛЬД: «Я РОЖДЕН В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ, И ДОБАВИТЬ ПРОСТО НЕЧЕГО»

Есть такое жизненное везение – родиться и стать москвичом! Да, именно тем жителем сердца великой России, на глазах которого творилась история, а веселое и бесшабашное детство позволяло запросто общаться с потомками великих людей и сподвижников. С Владимиром Давыдовичем Штернфельдом, известным не только в Москве, но и за ее пределами, бизнесменом и меценатом, можно разговаривать часами, ибо он и есть та живая история столицы, как поется в известной песне, «с Малой Бронной и Моховой». Но целью нашей встречи были не исторические экскурсы, хотя и без них не обошлось. Просто в год его восьмидесятилетия хотелось попросить человека с большим жизненным опытом и авторитетом государственного уровня попытаться сделать небольшой экскурс в свои прожитые годы. Зачем? Для молодого поколения знания лишними никогда не будут, а для людей старшего поколения учиться никогда не поздно. Живой и ироничный, любит посмеяться над самим собой, но суров в вопросах, которые касаются чего-то очень главного в жизни…

СПРАВКА

Штернфельд Владимир Давыдович. Президент ООО «Штерн». Родился 19 сентября 1937 года в Москве. В 1974-м окончил Всесоюзный заочный политехнический институт по специальности «инженер-экономист». В 1959-1966 гг. – начальник цеха НИИ п/я 2603; в 1966-1973 гг. – начальник отдела; 1973-1976 гг. – старший инженер НИИ «Сапфир»; в 1976-1986 гг. – заместитель главного инженера ФТП; в 1986-1988 гг. – начальник отдела МГПО «Моспромэлектроконструкция»; в 1988-1990 гг. – директор Мосмехцентрэлеватора; в 1990-1992 гг. – генеральный директор производственной фирмы «Промстройматериалы»; в 1992-1996 гг. – президент АООТ «Росштерн»; в 1996-1998  гг. – первый заместитель начальника Управления внебюджетного планирования и развития города Москвы, в дальнейшем – первый заместитель руководителя комплекса перспективного развития города при правительстве Москвы. Присвоено почетное звание «Заслуженный строитель РФ». Действительный член (академик) РАЕН. С 2009 года работает на различных руководящих должностях в общественной организации «Федеральная еврейская национально-культурная автономия», президентом которой был избран в 2013 году. Много лет активно участвует в благотворительных и спонсорских программах, удостоен награды «Меценат столетия», имеет правительственные награды. Член Совета по межнациональным отношениям при президенте Российской Федерации.

 

– Владимир Давыдович, воссоединение Крыма с Россией наверняка будет признано самым значимым событием в истории России в XXI веке. Как люди, состоящие в общественной организации, которую Вы возглавляете, восприняли этот акт?

– Члены нашей национально-культурной автономии сразу встали на путь консолидации всех евреев Крыма, и не только, вокруг этого знаменательного события. Наша организация в Крыму сразу провела огромную работу в этом направлении, так что можно смело сказать, что в Крыму все в порядке. Недавно мы оказали существенную помощь севастопольской синагоге, при которой есть школа «Хабад». Местные власти хотели ее закрыть ввиду аварийного состояния, что, в общем-то, разумно. Но после нашего визита к губернатору было найдено компромиссное решение: даем детям доучиться этот учебный год, а потом переезжаем в новое здание. Кстати, очень приличное, о котором раньше не приходилось и мечтать.

–  Возрождение национально-культурных особенностей является одной из основных направлений деятельности конгресса?

–  Наша деятельность многогранна, а эта – лишь одно из ответвлений. Надо признать, что за время советской власти в той политике, которую она проводила: создание общности советских людей, – были свои положительные моменты. Ведь многонациональные семьи как раз и сглаживали различия между нами, и мы не отвлекали себя на выяснение, кто величественнее, чьи обычаи и привычки правильнее, или еще что-то в этом духе. Вот мы, евреи, точно знаем, что нам постоянно надо разбавлять свою кровь.  Мои дети наполовину русские, и они умнее меня. Так что сохранять национально-культурные особенности – это хорошо, но главное, чтобы не было фанатизма. Со своей русской супругой я прожил 49 лет душа в душу, и это о многом говорит. Ну и коль вы затронули этот вопрос, скажу, что у меня есть еще одна общественная организация, которую я возглавляю и где собраны люди разных конфессий, и называется она «Лицом к лицу». Сегодня мы сделали ряд фотосессий о жизни людей, живущих в разных местах, и одна из них называлась «Жизнь евреев в современной России». Эта фотосессия демонстрировалась в Берлине в одном из главных выставочных залов и вызвала колоссальный интерес, а баннер, извещающий об этой выставке, висел на Бранденбургских воротах, что было очень символично. Следующий проект такого плана – фотовыставка «Крым сегодня», и первый выход в свет этой работы будет в Москве. После анонсирования желание ее заполучить выразили представители из Копенгагена, Лондона, Рима, Берлина. Не отстали и российские города: Нижний Новгород, Кронштадт, Ярославль, Тула также выразили желание принять наши работы.

– Отдельной, можно сказать, «красной нитью» в Вашей благотворительной деятельности проходит помощь различным организациям муниципального образования Перово города Москвы. Раскройте подробности.

– Мы помогаем местному клубу многодетных мам. Поскольку занимаемся этим давно, то уже некоторые дети выросли до абитуриентского возраста, и круг наших задач заметно расширился. Многолетнее сотрудничество привело к тому, что мы стали практически родственниками, дружим семьями, мужья многодетных мам приходят вместе с женами, участвуют во многих мероприятиях клуба. Был случай, когда меня встретила просто на улице женщина  и сказала фразу, которая многое объясняет: «А это уже наш с вами внук!» То есть за время существования организации и нашего с ней сотрудничества появилось уже третье поколение! Причем было время (а это лихие и бестолковые 90-е), когда она из-за неблагоприятных житейских условий задумывалась над тем, стоит ли оставлять ребенка. Наша помощь тогда и остановила ее от неблагоразумного поступка. Хочу отметить, что местная управа также не оставалась в стороне от этого процесса, мы выделили для клуба двухкомнатную квартиру. С районом Перово вообще связано очень многое. Ни одно празднование, будь то День Победы, День города или веселая и сытная масленица, не проходит без нашего участия.

СПРАВКА

На самом деле вопрос участия Владимира Штернфельда, который является, помимо всего, председателем совета директоров промышленных предприятий района, в делах муниципального образования Перово имеет более широкий аспект. Практически все проблемные вопросы, связанные с обеспечением комфортной и уютной жизни жителей района, завязаны именно на совет: начиная с уборки снега и заканчивая стабильной и бесперебойной работой энергосистемы, газоснабжением и многим другим. Просто Владимир Штернфельд – москвич, можно сказать, до мозга костей, и этим, пожалуй, все сказано.

— Ваша жизненная позиция, которая очень сильно просматривается по делам Вашим, не то чтобы удивляет, просто в нынешнем довольно жестоком мире заставляет задуматься… Это было какое-то решение на определенном жизненном этапе или все решилось само собой?

– Я был просто воспитан в определенной среде. Надо четко отдавать себе отчет в том, что цементирующая нас всех русская цивилизация, объединившая 193 нации, привила нам всем массу различных качеств, о которых до сих пор говорит весь мир и смотрит на Россию с надеждой. Просто приведу пример: 1944 год, я живу в коммунальной квартире с мамой и бабушкой. Приходит соседка и говорит, что сейчас по Садовой будут гнать пленных немцев. Моя бабушка берет и отрезает краюху хлеба (от пайкового, хочу заметить!), дает мне и говорит: «Пойди и дай кому-нибудь из колонны, они ведь голодные». Потом началось невообразимое: Любовь Николаевна Милюкова, человек, так сказать, другой «конфессии», тоже отрезала ломоть, потом к этому подключились соседи-армяне. И вот с этой кошелкой я пошел на Садовое кольцо. Когда подошел к процессии, в оцеплении стояли красноармейцы. Я спросил у них разрешения отдать хлеб, а они мне сказали, чтобы я пошел в середину колонны, ибо тем, кто в глубине ничего не попадает, а крайних кормят. Я спросил: «А как я назад пройду?» А красноармеец мне ответил: «Ты же наш, мы тебя пропустим»! Раздал… Когда пришел и доложил бабушке и соседям  о выполненном задании, больше всего гордился тем, что меня назвали «нашим», то есть своим!  Вот такие случаи в жизни закладывают огромный, незыблемый такой фундамент человечности в душу. Второй пример. Недалеко от нас стоял разрушенный дом, в который попала бомба. В 1945 году его восстанавливали пленные немцы. Была небольшая охрана, мы иногда подкармливали «строителей»  хлебом, а они нам делали какие-то игрушки, деревянные поделки. И вот однажды один из них сбежал. Солдат бросился за ним, стал кричать: «Стой!», тот не останавливался, и солдат сделал роковой выстрел…  После этого местные женщины окружили солдата, стали кричать на него, ибо нельзя стрелять в безоружного, он и так Богом наказан. Хорошо, что другие охранники его защитили, не дали доступа к нему разгневанных женщин. Вот вкратце я рассказал о том мире вокруг меня, на основе которого я и вырос. Мы не хотим воевать, но если нас заставят это сделать, то мест на Смоленском кладбище, где лежат не только немцы, но и французы «наполеоновские», еще много…

–  Военная и послевоенная жизнь во многом была для нас, нынешних, живущих в относительном достатке, в некотором смысле уникальным явлением. Откуда у народа взялись силы для того, чтобы преодолеть ужасную послевоенную разруху?

– Что бы ни говорили о Сталине, но его роль в войне и послевоенном строительстве еще долго будут изучать историки. Он был небезгрешен, как и любой смертный на Земле. Но его государственный подход к решению проблем был по-настоящему державным! Когда в 1946 году он решил поехать на свою государственную дачу на озере Рица, то специально организовал поездку на автомобиле. Ибо хотел посмотреть своими глазами на положение дел в стране и призвал, кстати, героев войны, видных военачальников, перестать вспоминать былые заслуги, а начинать приниматься за дело возрождения государства, улучшения условий жизни простого народа. Сама по себе победа вдохновляла многих людей на строительство и возрождение. И сегодня нашей стране такой дух очень необходим.

– Война как-то прошла через Вашу семью?

– Под Сталинградом в 1942 году погиб мой дядя, его фамилия была Штернфельд, звали Борисом. Уже позже мы узнали, что он был награжден орденом Ленина, учился в свое время в МГУ. Ну и если копнуть глубже, то в Первую мировую мой дед стал Георгиевским кавалером! Любопытен и еще один факт: на Малой Бронной жила моя тетка в квартире, которую во времена Александра III купил еще мой прадед. А ведь тогда в Москве евреям жить не разрешалось, а только иудеям, то есть принявшим христианство, и при условии, что перед этим ты отслужил в армии 25 лет или являешься купцом не ниже 2-й гильдии. Нашими соседями по этажу были потомки Меншиковых,  а также князь Оболенский, с сыном которого я в детстве резвился на Патриарших прудах. Кстати, он воевал и вернулся с войны с простреленным горлом. К слову, относились потомки знатных особ к нам без всякого снобизма, и я свободно ходил к Меншиковым заниматься английским языком. У меня вообще было, можно сказать, «звездное» детство, поскольку учился я в так называемой правительственной школе № 110, ныне это знаменитая «Гнесинка», и в моих друзьях тогда ходили сыновья маршала Семена Михайловича Буденного и  председателя Московского городского комитета КПСС Щербакова, а также многих других знатных особ.  Ну и если попытаться как-то подытожить мои детские семейные институты, то нельзя не отметить, что огромную роль в формировании моего мировоззрения сыграли мои главные воспитатели – бабушка и мама. Мама вообще была этакой «железной партийкой», работала в свое время во «Внешторге» СССР и занималась учетом и приемкой ленд-лизовских поставок в страну во время войны. Кстати, это она заставила меня служить в рядах Советской Армии, к чему я желания особого не проявлял.

–  Что Вас гложет?

– Тренд жизни нынешней молодежи. Понятно, что о молодежи плохо говорил еще Сократ в V веке до нашей эры, и тем не менее… Ну нельзя жить исключительно с мыслью «деньги любой ценой». Тем, кто прожил долгую жизнь, становится понятно и очевидно, что это саморазрушающая идеология, за ней человек утрачивает сострадание и моральные принципы. Воинствующий индивидуализм – путь в никуда. Что до моего мировоззрения и понимания основных жизненных принципов, то отвечу так: я рожден в Советском Союзе, и добавить просто нечего! Как говорится, «умный да поймет».

– У Вас на стене висит портрет Петра I. Как-то прокомментируете?

– Подарок от делегации потомков белогвардейцев, когда они в 1991 году приезжали в Москву и демонстрировали мундиры гвардейских полков Белой армии. Я помог в организации выставки, они подарили. На фоне мундира царя присутствует голубая лента, которой награждали строителей в то далекое время. Ну, я ведь строитель, значит, все сошлось правильно. Есть поздравления от Владимира Владимировича Путина и Дмитрия Анатольевича Медведева. Поскольку я являюсь членом Президентского совета по межнациональным отношениям, а еще председателем Европейского совета по толерантности, то первые лица государства как-то и таки не забывают.

– Расскажите подробнее о своей деятельности в указанных структурах.

– Буквально недавно был разговор в Администрации президента с начальником управления по внутренней политике и национальным отношениям, и речь зашла о том, что раввины в России прямо или косвенно, но продолжают утверждать, что Израиль является единственной родиной евреев. На что я сказал, что будет большой ошибкой  призывать россиян (а именно так я называю всех живущих в России) покидать эту необъятную и красивую страну. Ее надо приводить в порядок, причем всем в ней живущим. И прямо заявил, что лично буду против такой позиции. Что касается общей государственной политики, то сегодня президентом России выбран правильный   курс на объединение всех народов для осуществления наших общих задач. Демократы же постоянно пытаются раскачать лодку, причем не брезгуют при этом никакими средствами. На мой взгляд, надо более жестко отвечать на такие выпады. Да и молодежью надо больше заниматься, ибо ее понимание сути жизни сильно, и это, мягко говоря, отличается от нашего, послевоенного, понимания. И надо признать, что американцы, которых мне лично любить не за что, в этом плане сильно преуспели, ибо у них патриотизм стоит на первом месте в общей системе ценностей. И при этом они не забывают нас критиковать за то же самое. Вот такой, понимаешь, демократический подход. Что касается толерантности, то сегодня ее плоды мы можем наблюдать в сытой Европе. Там вообще стоит вопрос о том, что идентичность европейской культуры может просто раствориться и исчезнуть. Или вот недавнее решение Евросоюза о предоставлении рабочего безвизового режима для украинцев. Буду категорически возражать, ибо сегодня это может привести к срастанию новоявленного украинского фашизма с неонацистскими организациями в Европе, и из этого может получиться опасный гремучий коктейль с непредсказуемыми последствиями. Впрочем, все очень предсказуемо, и ничего не предпринимать для предотвращения надвигающейся беды, считаю, преступным.

– Крымский вопрос для Вас очевиден?

– Совершенно. Мне приходилось встречаться в США с членом Палаты представителей в Конгрессе, у которого дед был президентом штата Техас в период его захвата федералами. Сегодня в умах американцев, особенно техасцев, не утихли страсти по тем давним событиям, когда штат был завоеван с помощью оружия, и большинство населения было против такого вероломства. Сегодня такие процессы происходят в разных точках планеты, и это будет всегда, когда одна группа людей будет пытаться навязать свою волю другой. В Крыму же просто сработал простой инстинкт самосохранения людей, никогда, и это я подчеркиваю, никогда не разделявших ценностей Западной Украины. Ну и если коснуться чисто юридического аспекта, то здесь все законно и выверено. Страшно  представить, что могло бы быть, если бы крымчане так единодушно не решили свою судьбу. И что характерно: мировое сообщество возможная пролитая кровь волновала в последнюю очередь, оно больше благоволит принципам. Я к такому подходу абсолютно не толерантен.    

– В чем, считаете, Вам в жизни повезло?

– Как правило, нам в жизни часто помогают обстоятельства. Однажды судьба свела меня с первым секретарем горкома партии Прокофьевым, с которым я был знаком еще по комсомольской работе. И вот в 1988 году он попросил меня заняться цементной отраслью. Я тогда работал заместителем директора на хорошем предприятии и что-то менять в жизни не очень-то хотелось. Потом согласился, и это во многом предопределило мою дальнейшую судьбу. Был и еще один момент, когда мой врач свел меня с одним бывшим офицером, которого однажды ударила молния, и он, по сути, испытал состояние клинической смерти. После такого потрясения он стал провидцем, как ни странно это звучит в наш век технического прогресса. Вот он как-то и сказал мне, что все мои заместители, а их было семь, меня, образно говоря, «продадут». Я с ним даже поругался из-за этого. Но вскоре убедился, что он оказался прав. Этот урок запомнился на всю жизнь.

Автор: Александр АНАСТАСОВ

Фото:  Владимир АНДРЕЕВ