ВЛАДИМИР АПУХТИН: РАБОТАТЬ. РАЗВИВАТЬСЯ. СОЗИДАТЬ

Телефонный звонок прервал наше интервью с Владимиром Апухтиным. Звонили из Абхазии, и, извинившись (разговор уж очень важный), Владимир Павлович посыпал вопросами: А что? А как? А сколько? Что нужно?.. Оказалось, что его компания принимает участие в восстановлении Сухумской ГЭС.

20 лет гидроэлектростанция бездействовала, и со дня на день произойдет ее второе рождение.

— Это первый промышленный объект, который восстанавливается в Абхазии после войны с Грузией. Тогда здесь многое было разрушено, и сегодня республика отстраивается заново. Рад, что наша компания принимает в этом участие. Скоро едем на открытие. Надеюсь, что стол накроют, — комментирует разговор Владимир Апухтин.

Называть его по отчеству как-то не хотелось. Вот и волосы с проседью, и возраст солидный, а глаза — молодые, задорные. Так и заражает своей энергией.

— Да что вы меня в старики записываете? Я совсем молодой, мне всего 64, — улыбается мой собеседник.

Он — президент большой многопрофильной компании «Самсон». Ее Апухтин организовал в 38 лет, назвав в честь деда по отцовской линии. И вот уже больше четверти века Владимир Павлович в бизнесе.

— Не поздно было начинать в 38?

— Может и поздно. Но в те годы — девяностые — каждый, кто решал заняться индивидуальным предпринимательством, шел своим путем. И многие не от хорошей жизни. Помню, начинали буквально с нуля. Взяли деньги в долг, поехали в Ростов, купили шампанское и начали его продавать. Вот так начиналась моя предпринимательская карьера. А дальше пошло-поехало.

— Прямо-таки и пошло, и поехало, без сучка и без задоринки?

— Конечно же, нет. Дело было новым, и шишки тогда набивали все. И я в том числе. Я хорошо разбирался в законодательстве, но абсолютно не понимал, как работать в рынке. Шаг за шагом пришлось учиться, нарабатывать опыт. Пока вошли в колею, разобрались, что к чему, компания дважды успела разориться. Но выжили. Тогда понял одно: бизнес это как езда на велосипеде: остановился — упал. Если хочешь удержаться, поспевай крутить педали. Что мы и делаем уже 25 лет.

— Владимир Павлович, но ведь Вы же работали в прокуратуре, были заместителем прокурора. Что побудило кардинально поменять работу, да что работу — жизнь поменять?

— Жизнь и заставила. Кто помнит, девяностые были сложнейшими годами, и тогда даже в прокуратуре были сложности с зарплатой. А мне нужно было кормить семью. Убежден — я тогда все сделал правильно. Этот шаг позволил мне реализовать себя в разных направлениях, и смею надеяться, что мой скромный вклад в развитие отечественного бизнеса в определенной мере сыграл свою роль в становлении экономики страны в целом.

— Помню, в те самые девяностые, когда формировался малый бизнес, те, у кого были деньги, старались «прихватизировать» экономически сильные предприятия. Вы «подбирали» предприятия-банкроты. Да еще и сельскохозяйственные. Почему?

— Прошу отметить: никогда в жизни я ничего не «прихватизировал». Действительно, мы в течение нескольких лет приобрели 4 банкротных предприятия. Когда начали заниматься сельским хозяйством, мои знакомые крутили пальцем у виска, дескать, тебе деньги некуда девать, что ли? Это же яма, это дыра провальная! Оно-то, может и так, но за державу было обидно. Неужели на щедрой кубанской земле можно было доработаться до того, что не на что было ни пахать, ни сеять, ни убирать урожай? Не должно быть такого. И когда мне предложили подхватить умирающие хозяйства, я пошел на это.

Хорошо сознавал, что будет очень тяжело: ведь мы никогда не занимались сельхозпроизводством. У предприятий не было оборотных средств, старая техника, люди сидели без зарплаты, были напуганы, никому не верили. И мы начали заниматься. Шаг за шагом. Строили, ремонтировали, покупали новое оборудование, технику, искали грамотных руководителей, специалистов. На это ушло семь лет. Сегодня мы имеем стабильность в получении урожаев, наши хозяйства крепко стоят на ногах. Но все это не с неба упало. А предыдущие пять лет мы только вкладывали в предприятия. Того, что получали от сельскохозяйственной деятельности, конечно же, не хватало, и мы пополняли оборот средствами из других наших отраслей. Сейчас уже наше сельское хозяйство стало самодостаточным и возвращает долги. Мы ведем строгий учет и статистику — без этого нельзя: что получилось, что не получилось. Анализируем, делаем выводы. И с каждым годом засеваем все больше и больше площадей.

Недавно я был в Москве — там собирали сельхозников и, так сказать, покупателей из-за рубежа. Так вот арабы, выбирая, с кем им сотрудничать, и узнав, что мы из Краснодарского края, так сказали: «Перед Кубанью склоняем голову. Здесь умеют работать и получать урожай». Хотя есть до сих пор те, кто ходит и плачет: «Ничего у нас не получается». Не получается у тех, кто не хочет работать. Не можешь сам — отдай тому, кто может. Растениеводство — самая рентабельная отрасль сельского хозяйства, и не получать здесь прибыль может только ленивый или неподготовленный человек.

— Владимир Павлович, получается, главное в Вашем деле — человеческий фактор?

— Он главный в любом деле. Нам пришлось долго подбирать людей, способных эффективно руководить, принимать продуманные решения, вести коллектив за собой. Мы их нашли, и я очень доволен. Это настоящие энтузиасты с горящими глазами. Мы приветствуем и поощряем их перспективные идеи, их желание проявить себя. Порой они спорят между собой до хрипоты, отстаивая свою точку зрения. И это очень хорошо, потому что, в конечном счете, выигрывает наше общее дело.

В числе таких Высоких профессионалов — руководители двух хозяйств Красноармейского района Михаил Шутка (ООО «Колос») и Николай Пискун (ООО СХП иМени П.П. Лукьяненко). И то и другое предприятия — В числе лучших у себя В районе. В прошлом году за труд и Высокую отдачу Вработе  Михаил Шутка был награжден Благодарностью Президента России за заслуги в развитии агропромышленного комплекса. 

А Николай Пискун — Благодарностью администрации Краснодарского края. Высококачественные отечественные семена, современная техника и технологии, внедрение последних научных достижений, хорошая заработная плата работников, решение их социальных вопросов, забота об отдыхе и здоровье позволяют коллективам трудиться с полной отдачей и добиваться Высоких результатов. Под сельскохозяйственные культуры на трех предприятиях Владимира Апухтина занято 18 тысяч 500 гектаров. За прошлый год здесь собрали 70 тысяч 62 тонны зерна и уплатили 76 Миллионов 700 тысяч рублей налоговых отчислений во все уровни бюджета. Фонд заработной платы составил 179,5 Миллиона рублей.

— Раньше мы искали работников, а теперь они ищут нас. Должен сказать, что у нас сегодня с кадрами вообще проблем нет. Более того, есть очередь из тех, кто хотел бы работать в наших хозяйствах. Приходит много молодых, с институтским образованием. Я доволен. Значит, мы все делаем правильно.

— Говорят, у Вас еще и рыба имеется?

— Имеется. Таким же вот образом, как и предыдущие хозяйства, так сказать, спасая, мы взяли рыбоводческое предприятие «Ангелинское». Долгое время оно тоже едва сводило концы с концами, хотя и является федеральной собственностью. Здесь разводят уникальную породу карпа, и было жалко наблюдать, как ежегодно меняющиеся директора не могут дать хозяйству ума. Взяли «Ангелинское» в аренду и положение поправили. Хотя и не в полной мере, права не имеем. А могли бы. И мы готовы полностью модернизировать, только отдайте его нам. Ан, нет. Как говорится, ни себе, ни людям. И это — не единственный пример такого безответственного отношения к федеральному имуществу. Надо обязательно вносить изменения в этот вопрос.

— Владимир Павлович, сегодня Вы — успешный бизнесмен. Быть первым — это Ваша цель? Принцип?

— Цель одна — работать, развиваться, строить, созидать, создавать. Ведь все, что я делаю, я не заберу с собой на тот свет, когда придет время. Это все останется людям и продолжит работать на их благо, на благо Кубани и России.

На пути к своей цели мы никогда не идем по головам. В этом даже нет необходимости. Мы — за честную конкуренцию. Чтобы потом меня не осуждали…  Да не дай Бог, мне и этих денег не надо. Самое главное — мы не оставляем за спиной недовольных. Не создаем другим проблем словом, делом, неблаговидным поступком. Вот это — наш главный принцип. Чтобы мы были кому-то должны и не рассчитались — это для нас табу. С самого начала и по сегодняшний день. Мы дорожим своей деловой репутацией и доверием партнеров. А еще работаю и живу по принципу: пообещал — сделал.

— В отличие от других директоров частных предприятий, которые отмахиваются от социальной ответственности бизнеса, руководители Ваших хозяйств действуют по старинке, участвуя в жизни той территории, где находятся. Это и вопросы благоустройства, поддержки, спорта, ветеранов, молодежи, культуры. Даже как-то уже необычно и непривычно.

— Всех денег не заработаешь. Да и не стремлюсь я к этому. Важнее другое — что оставишь после себя. В этом мы все солидарны, потому и помогаем. А как по-другому? Если у других нет желания и возможности помочь, то у нас они есть. Вот, к примеру, не было денег у молодых спортсменов поехать на соревнования за границу. Обратились к нам, мы помогли. И ребята не подкачали — двое стали чемпионами, двое заняли призовые места. И парни довольны, и нам радостно.

Предприятие имени П.П. Лукьяненко содержит целую сборную футбольную команду Ивановского сельского поселения «Урожай» — и в прошлом году она заняла третье место в соревнованиях на Кубок губернатора Краснодарского края, внесло свою лепту в капитальный ремонт местного Дома культуры, вкладывается в благоустройство территории.

Как и «Колос», что находится в хуторе Крупской. Здесь населенный пункт небольшой, и руководитель хозяйства Михаил Шутка — первый, к кому обращаются люди.

— Прошлой осенью в станице Ивановской произошло, можно сказать, историческое событие. На колокольню разрушенной старинной купол. Говорят, тоже Ваша работа?

— В том числе и наша. Этот храм начала XX века, разрушенный во времена атеизма, стоял как немой укор всем нам. Я много раз бывал около него, и даже в шутку связывал с ним неудачи в экономике нашего хозяйства имени П.П. Лукьяненко. Говорю — давайте будем восстанавливать. Начали, и что вы думаете? Дела в хозяйстве пошли.

Построили церковь в хуторе Крупской — в апреле уже расписывать будут. Часовня в хуторе Трудобеликовском давно уже действует.

— Вы глубоко верующий человек?

— Не могу сказать, что это так. Я ведь родом из Советского Союза, тогда большинство из нас были атеистами. Но сегодня я хорошо понимаю, что Вера — это та национальная идея, которая способна объединять людей и поднимать на большие дела. И потому мы строим храмы. В них хорошо думается о Вечном. А это всегда надо — остановиться, поразмышлять о том, чем живем и как. Бога гневить нельзя.

Автор: Любовь ДИДЕНКО

Фото: Дмитрий ГОЛУБЬ