Земная зелень

В Библии сказано, что Бог создал земную зелень раньше,  чем солнце, Луну, звезды,  животных, птиц и человека. Согласитесь, это кое-что говорит о важности и приоритетах. Люди веками относились к живой природе без должного уважения, и все же сады всегда воспринимались как большая ценность. Но даже с современными материалами и технологиями создание сада — дело очень непростое. 

 

Мы расспросили о секретах мастерства известного ландшафтного дизайнера Ларису Алексеевну Толмасову.

— Лариса Алексеевна, это искусство зародилось еще в древности, но широкой публике известно не так много имен. Мы не знаем, кто создал легендарные Сады Семирамиды, даже из относительно недавнего прошлого помним разве что отца «французского стиля» Андре Ленотра и признанного мастера «английского» сада Ланселота Брауна. Сегодня знатоки назовут еще Коичи Курису с его миксом американской и японской культуры, Чарльза Дженкса с изобретенным им Садом космических размышлений, Жан-Поля Ганема с его биосадами, Мэри Рейнольдс с ее атмосферными парками в кельтской традиции… Расскажите, творчеством каких мастеров Вы вдохновляетесь и как формирутся Ваша авторская манера?

— Начиная работать как ландшафтный дизайнер, я  вдохновлялась творчеством Гертруды Джекилл. Это одна из родоначальниц природного стиля в английских садах. До того, как заняться садами, она уже была состоявшимся художником, и я тоже получила высшее художественное образование, так что могла оценить сложные композиции и великолепную колористику  Джекилл.

Я по крупицам собирала информацию о ее работах, в основном это были зарубежные издания — Интернет тогда только появлялся. Фактически Гертруда Джекилл стала моим первым заочным преподавателем. Это у нее я научилась создавать так называемые сады непрерывного цветения — миксбордеры.

Позже я проходила длительную стажировку в Америке и там увлеклась творчеством Марты Шварц и Питера Уокера — это потрясающие ландшафтные архитекторы, которые долгое время работали в паре. Их произведения — очень интересные современные сады и общественные пространства с магическим воздействием. Американцы с их интенсивным темпом жизни не замахиваются на сложные композиции, им больше важна выразительная и простая зеленая архитектура сада, а также малые затраты на обеспечение его функционирования. Этот подход я впервые увидела в Америке, после Англии, где я тоже многому училась, он меня очень удивил, но я поняла, что тут есть рациональное зерно, и меня это вдохновило. Тем  своим клиентам, которые очень заняты и не могут содержать садовника, я советую американский стиль: такой сад достаточно прост, но несмотря на это он красив, комфортен, близок к природе и неприхотлив.

И, конечно, повлиял на меня признанный голландский мастер Пит Удольф. Его подход к образованию больших пространств из многолетников удивителен: это он научил мир видеть в природе красоту парка, а в городе — восхищаться растениями прерий. Многие приемы Удольфа я тоже стала использовать в своих работах.

Я часто черпаю вдохновение в поездках, потому что много езжу и  всюду посещаю огромное количество садов, парков и интересных городских пространств в Америке, Европе, Азии.  Везде смотрю, как работают мои коллеги, и наслаждаюсь их работами.

— И какие сады Вам особенно нравятся?

— Стильные. Причем конкретный стиль неважен. Главное, чтобы была изюминка, смысл, прослеживалась идея. Я не понимаю простое декорирование и не приемлю банальный подход типа тут туечка, тут еще туечка, тут елочка… Я эти скучные однотипно-тривиальные туи «Смарагд» называю «зубы динозавра».

— Одна из ваших недавних и чрезвычайно интересных работ — парк у стадиона «Краснодар». Для краевого центра он уже стал тем, чем для Нью-Йорка является всемирно известный Хай-Лайн: самым эффектным и популярным парком города. И так же, как Хай-Лайн, он выглядит одинаково привлекательно на протяжении всего года.  Как Вы этого добились?

— Вообще-то это не я, это немецкие архитекторы. Я занималась строительством парка — его первой очереди вокруг стадиона и по улице Восточно-Кругликовской — и подбирала растения в европейских питомниках для этой и всех остальных очередей. Это было очень интересно для меня в плане опыта. Горжусь тем, что мне удалось отстоять особую «фишку» — платаны, обрезанные в форме канделябра. По замыслу архитектора, на их месте должны были быть типичные для нашего города шаровидные клены. Но я решила, что это не интересно, и предложила вот эти деревья, сказав, что они будут давать хорошую тень на площади перед стадионом и по стилю более будут соответствовать современному зданию. И к тому же в Краснодаре такого еще не было.

— В Вашем портфолио — работы мирового уровня: концепция ландшафтно-архитектурного сценария зеленых зон Краснодара, оформление Олимпийского Сочи, первый в России тематический парк «Сочи Парк», входящий в топ-15 лучших парков Европы, новая российская сенсация — тот самый парк Галицкого. Это уже мировой класс. Планируете ли Вы выйти с географией заказов за пределы региона и страны?

— Уже вышли, хотя специально к этому не стремились. В прошлом году мне позвонили частные заказчики с острова Крит. Сказали, что им очень понравились мои работы на фото, уточнили, настоящие они или фотошоп, и пригласили меня поработать на острове — я планирую приступить в апреле.  Еще один проект, который я сейчас с большим удовольствием делаю, это гостиничный комплекс в Черногории, в прекрасном месте, окруженном лесом. А недавно интересное предложение  поступило из пригорода Парижа. Тоже планирую  начать эту работу весной.

В будущем мне бы хотелось поработать в Америке с ее разнообразием регионов, было бы интересно попробовать там свой стиль и свое видение. Также мне симпатичны и немцы, и итальянцы, и голландцы, и бельгийцы с их игрушечными двориками, но больше всего мне нравится Англия. В Англии я бы работала бесплатно!

— Не с этим  ли желанием расширить поле деятельности связан ребрендинг — изменение названия Вашей компании? Какой смысл заложен в словосочетание Secret Gardens в  данном случае?

— У нас группа компаний с разными названиями, и все они возникали спонтанно.  А к новому бренду мы шли несколько лет. Мне кажется, в названии Secret Gardens есть интрига. «Таинственные сады» обещают, что в них будет интересно, они манят и обволакивают. Я думаю, это наш стиль. Поэтому мы решились на ребрендинг.

— Успешная практика ландшафтного дизайна требует разнообразных знаний. С одной стороны, нужно разбираться в архитектуре, строительстве и проектировании, с другой — знать ботанику и растениеводство, с третьей — располагать сведениями из истории и философии. Может ли столь разнообразный багаж собрать один человек? Или это искусство исключительно коллективное? И каков Ваш коллектив?

— Действительно, очень много — наверное, половина успеха — зависит от команды. СНиПы, сметы, архитектура, дизайн — все это требует профессиональных знаний. У нас собраны специалисты различных профессий: и дендрологи, архитекторы, и строители… Как показала практика, — хороший проект это половина успеха, во многом красота сада будет зависеть и от инженерной подготовки территории и от качества используемых растений и других материалов. Я всегда за добросовестность и основательный подход. Сейчас многие ландшафтные бюро делают красивые сайты и пишут, что создали тысячи садов. Это возможно лишь в том случае, если работать в стиле «три березки-­елочка и газон, быстро срубили деньги и побежали дальше». Невозможно сделать сад за две недели или даже пару месяцев! Есть технологические моменты, — правильная инженерная подготовка территории, знание особенностей и агротехники растений и многое другое. Я подсчитала: за свои 20 с чем-то лет в профессии я сделала всего 30-35 достойных садов. Ландшафтными архитекторами легко и быстро не становятся. Здесь необходим опыт и огромное количество знаний, и нужно все это собрать и, соединив в себе,  превратить в  уникальный образ.

— Говорят, Пракситель на вопрос, как создать прекрасную статую, ответил: «Взять глыбу мрамора и отсечь все лишнее». Шутка, конечно, но в ней большая доля правды: мастеру не обойтись без материалов и инструментов. Вы работаете не с вечным камнем или стойкими красками, а с живыми растениями. Значит, должны быть особенно придирчивы в выборе своей «палитры», иначе произведение не будет долговечным. С каким же посадочным материалом Вы работаете, где его берете и как храните?

— Очень важный вопрос, ведь красивые сады начинаются с красивых растений! Сначала мы пользовались материалом из различных местных питомников и садовых центров, но обнаружилось много минусов, связанных с отсутствием информации. Откуда взялось растение? Как его выращивали, грамотно ли заботились о  корневой системе, правильно ли выкопали? Были случаи, когда мы покупали  красивое дерево, а при высадке в грунт оказывалось, что оно практически без корней! Это все сподвигло нас несколько лет назад заложить свой питомник под Краснодаром, сейчас он активно развивается, мы пополняем его ассортимент растениями из разных стран мира. В питомнике у нас есть все, что нужно дизайнеру: многолетники, кустарники, деревья, — причем мы много экспериментируем. Я там стала формировать колекции — редких сортов и интересных растений.  Особенно люблю многолетники!

С многолетниками, кстати, наши дизайнеры редко работают — мало кто умеет. Поэтому я сейчас веду просветительскую деятельность и планирую обучать дизайнеров работе с этим благодатным материалом. Это потрясающий инструмент, фактически — инструмент живописи. С его помощью можно удивительно преобразить сад. Мы располагаем таким опытом, он накапливался годами, и у нас в питомнике, наверное, самая большая коллекция многолетников не только на юге, но и во всей России.

— Вы известны в Краснодаре как меценат и благотворитель. Что побуждает Вас творить добро в широком смысле? Какие проекты и начинания Вы считаете заслуживающими активной поддержки?

— Когды ты неравнодушный человек, то не получается не замечать проблемы, неважно, чьи они — человека или города. А видя проблему, нельзя ее не решить. Взять, к примеру, бульвар на улице Красной в Краснодаре — там мы многие вещи создали за свой счет, потому что нам говорили: этого нет в смете, поэтому делать не будем. А я так не могу. В 2016-м, когда город испытывал большие трудности, нашими цветами украсили все городские пространства — это был наш подарок для горожан. Или зеленая зона вокруг фонтана Екатерины по ул. Красной. Планировалось открытие объекта, но зеленая зона почему-то в реконструкцию не входила. Тогда мы приняли решение сделать эту работу за свой счет — потратили несколько миллионов рублей. Народный парк в Комсомольском микрорайоне — мы «на свои» сделали этот проект и участвовали в посадках. Плюс помогаем растениями и дизайном нескольким детским домам и дому престарелых. Подарили городу проекты микрорайона Вавилова, благоустройства бульвара по ул. Дальней и Вишняковского сквера.

Я  считаю, если ты можешь чем-то послужить своему городу, государству, людям рядом, — делай.

Я твердо уверена: что посеешь, то и пожнешь. По этому принципу я и живу.

«Видеть природную красоту и воссоздавать ее — это, скорее всего, не профессия, а акт веры. Потому что Бог когда-то поместил людей в Эдемский сад, а когда мы потеряли его, то были обречены искать его и вновь создавать. Но лишь у некоторых из нас есть дар понимания этого». — Андре Ленотр.

 

 

 

Автор:

Елена Логунова

Фото:

Лилия Замышляева