Звоните вовремя!

Руководство страны в последнее время все более пристально следит за деятельностью бизнеса, на высоком уровне обсуждается необходимость формировать для него комфортные условия. Насколько четко российские предприниматели осознают свои права и саму необходимость их отстаивать? Известный российский адвокат Геннадий Викторович Нефедовский уверен: любой бизнес должен начинаться с адвоката.

 

Геннадий Викторович, очевидно, что права предпринимателей — это весьма сложная юридическая конструкция, включающая и имущественные, и неимущественные, и организационные права, плюс к тому каждый предприниматель имеет право на защиту своих интересов как гражданин РФ. Как часто защита прав бизнесменов лежит за пределами предпринимательской деятельности?

— Весьма нередко. Я приведу вполне типичный пример, и это будет готовый сюжет для остросюжетного фильма. Время действия — 2018 год, место — Липецкая область, город Чаплыгин, Зенкинский карьер строительных доломитов. Это очень выгодное месторождение, ценность которого возросла в связи со строительством в области новой дороги: карьер находится вблизи трассы, а щебня для нее нужно много. И вот на этом карьере сложилась простая и эффективная преступная схема, создатели которой привлекали московских коммерсантов, те вкладывали в бизнес свои деньги, а потом их обманным путем выводили из учредителей и либо с помощью коррумпированной прокуратуры возбуждали уголовные дела, либо вообще убивали. Предприниматель Ярослав Кахиров вошел в число учредителей, инвестировал в карьер 150 миллионов рублей, купил необходимое оборудование, и предприятие заработало в полную силу, пошла прибыль. Но компаньоны Кахирова были нечисты на руку. Они пришли в регистрационную палату Чаплыгинского района и заявили, что есть результаты собрания учредителей: нужно вывести из состава учредителей Кахирова. На вопрос женщины-регистратора о том, где же третий учредитель, почему он не пришел вместе с компаньонами, эти двое ответили грубостью, швырнули в окошко документы и велели их немедленно оформлять. А женщина оказалась принципиальной — закрыла окошко. Ей позвонили из администрации, велели оформить документы без вопросов — она потребовала предоставить соответствующее письменное распоряжение и позвонила третьему учредителю, тому самому Кахирову. Он был в Москве, ничего о происходящем за его спиной не знал, но сориентировался быстро — немедленно выехал в Чаплыгин и выяснил, что его выдавливают из бизнеса. Не испугался угрозы физической расправы и сразу же обратился в Московское областное отделение Ассоциации юристов России, членом совета которой я являюсь.

Вовремя позвонил, как в «скорую помощь»?

— Точно. И мы сработали очень оперативно. Между нами было заключено соглашение, мы подключили СМИ, которые занимаются резонансными преступлениями, и выехали в Липецкую область. Последовательно предавали ситуацию огласке, сразу поставили на объекте свою охрану — проверенный ЧОП, где работают бывшие офицеры ФСБ и МВД, — и не позволили захватить карьер. Девять наших охранников успешно противостояли полусотне людей, вооруженных топорами и арматурой, пока вызванная полиция бездействовала! Прорыв отбили, мы стали звонить в областное управление ФСБ, в прокуратуру, в УВД, начальник которого публично заявил, что никакого нападения на карьер не было. Мы доказали, что оно было, и обратились за поддержкой к Владимиру Жириновскому, который как раз в Кремле и Госдуме обличал коррумпированное руководство Липецкой области. Год мы занимались этим делом! За это время чего только не случилось: на объекте стреляли в охрану, было нападение на самого учредителя — он ехал на своем BMW, на подступах к карьеру ему перегородили дорогу два внедорожника, выскочили люди с оружием, пришлось идти на таран, машина выскочила в поле… Потом судебные заседания по делу дважды переносили из-за звонков о якобы заложенных в зале бомбах… Участников процесса какие-то бандиты прямо во дворе Московского арбитражного суда прижимали к стенке с угрозами…

Знаете, Вы сейчас очень сильно изменили мое представление о работе адвоката, которая казалась мне тихой, мирной, кабинетной!

— Она бывает и такой. Мы работали над этим делом командой из пяти человек. Выясняли, кто наши оппоненты, добивались возбуждения против них уголовных дел и ареста счетов, с которых финансировались бандиты. Трясли полицию и прокуратуру — я называю эту деятельность «принуждение к закону». Это когда чиновник, судья ставятся в такие рамки, что у них просто нет возможности поступить не по закону. Итог нашей работы — губернатор снят, все суды выиграны, лицензия нашему клиенту возвращена. Но ведь до Кахирова, которому мы сумели помочь, было еще пять пострадавших бизнесменов!

То есть в этой истории только одному предпринимателю из шести удалось отстоять свои права?

— Да, потому что только один из шести правильно действовал. Сразу, как только получил сигнал о нарушении своих прав, обратился за защитой. К сожалению, многие у нас живут по сложившейся русской традиции — пока гром не грянет, мужик не перекрестится.

А как надо?

— Надо озаботиться юридическим сопровождением заранее, с самого рождения бизнеса, и иметь такую поддержку постоянно. Взять, к примеру, того же Кахирова. Мы выиграли дело, сейчас оно на слуху, но через какое-то время у предпринимателя снова могут возникнуть проблемы. Чтобы не подрываться по тревоге, бизнесмену нужно иметь действующее соглашение с адвокатом или юридическим объединением.

То есть, начиная бизнес, начни его с адвоката?

— Однозначно.

Тогда вопрос — как не промахнуться? Как найти действительно хорошего адвоката? На что ориентироваться?

— Первое — репутация. Слушайте сарафанное радио и следуйте рекомендациям людей, которым вы доверяете. Рекомендация — это самый надежный путь. Второе — возраст. Я слышал, сейчас у специалистов-кадровиков есть такая негласная установка: не брать на работу специалистов старше сорока лет, но это не наш случай. У хорошего адвоката должна быть обширная практика, жизненный опыт, сложившиеся принципы, поэтому берите кого-то в возрасте «за сорок». Третье — поищите отзывы в соцсетях и других источниках, почитайте доступную информацию, выясните, работает ли человек в команде. Командная работа очень важна. Конечно, и один адвокат в поле воин…

Но поле у него маленькое.

— Да. Потому что в нашей стране, к сожалению, судьи и отдельные чиновники за бумагами не видят ни людей, ни судеб. И только когда предаешь ситуацию гласности, под чиновником качается стул, и тогда он задумывается, а не поступить ли ему по закону. Гласность — очень серьезный рычаг. Только он и работает. Поэтому очень хорошо, если у адвоката есть возможность влиять на общественное мнение.

Нефедовский Геннадий Викторович — адвокат, член Совета Московского областного отделения Ассоциации юристов России, дипломированный юрист и экономист, автор многочисленных публикаций в научных журналах. Имеет большой опыт работы на руководящих должностях в различных государственных силовых структурах, располагает обширной практикой и богатым жизненным опытом, широко известен как участник резонансных адвокатско-журналистских расследований, публичных процессов, телевизионных программ. Несмотря на успешное участие в медийных и научных проектах, считает своим главным призванием адвокатуру.

Вы имеете в виду налаженные связи со СМИ, которые готовы проводить журналистские расследования?

— Не только. СМИ — это один рычаг, но есть и другие. Иногда бывает крайне важно информировать о том или ином деле не столько широкую общественность, сколько людей, которые действительно принимают решения на высоком уровне. Мы, члены ассоциации юристов России, плотно общаемся между собой. А членами ассоциации являются, например, Владимир Путин, Александр Бастрыкин, Сергей Степашин, Юрий Чайка, Наталья Поклонская. Я могу обратиться к Степашину, например, а он рассмотрит материалы и может отправить их уже президенту. Это очень хороший канал коммуникаций. И общественную палату мы привлекаем, и Государственную Думу. Я как адвокат пишу ходатайства к депутату и прошу его, чтобы он осветил тему в Госдуме, и так тоже некоторые вопросы решаются. Поэтому мы подключаем всех.

Что, по Вашему мнению, обязательно должен и чего не должен делать хороший адвокат?

— Самое главное — нельзя вводить доверителя в заблуждение о том, что реально получится. Если ко мне обратился человек с проблемой, я возьму небольшую сумму денег и некоторое время на внимательное изучение документов, после чего четко скажу, каковы перспективы этого дела, какие будут наши действия, расходы, результаты. Иногда мне говорят: «Не надо изучать, скажите прямо сейчас примерно». Но я буду мошенником, если скажу примерно! Это, кстати, еще один критерий выбора хорошего адвоката: если кто-то сразу говорит — дайте столько-то денег, и я все сделаю к вашему удовольствию, гоните его в шею, потому что это точно мошенник. Он скажет подзащитному не правду, а то, что тот хочет услышать.

Что еще важно: хороший адвокат не должен бросить доверителя в самый трудный момент.

У Вас, к примеру, есть такая услуга, как страхование заключенных, не так ли?

— Верно. А в каждой колонии есть священники, и они по воскресеньям приходят в зону — тюремное служение называется. И если нашего застрахованного заключенного нет на службе, священник спросит, где он. В штрафном изоляторе? Хочу к нему. А в зону кто может пройти? Адвокат, священник и ОНК — общественный народный контроль. Священник проходит, видит, что у нашего человека синяк под глазом, и звонит мне. Я выезжаю туда с камерой, благо, мы выиграли громкое дело у Министерства юстиции и добились того, что в колонии можно заходить с видео- и аудиоаппаратурой. Поэтому я официально захожу с телефоном и с камерой, человек раздевается до трусов, я снимаю все его побои, прихожу в прокуратуру: видите? Прокуратура возбуждает уголовное дело против начальника колонии, страховая компания выплачивает пострадавшему какую-то
сумму. За 2 года уже 4 начальников колоний привлекли к ответственности за такое. Поэтому, когда заключенный застрахован, ситуация становится прозрачной, и легче освободить человека условно-досрочно, потому что начальству колонии его присутствие невыгодно.

Мы уже говорили о том, что сотрудничество с адвокатом в идеале начинается еще на стадии создания бизнеса. А когда оно заканчивается?

— Очень хороший вопрос. Многие адвокаты как работают — предварительное следствие, судебное заседание, приговор, апелляция. И на этом все. Но я подхватываю человека на апелляции и дальше уже содействую тому, чтобы он не уехал отбывать наказание слишком далеко. Еду следом за ним в колонию, сообщаю начальнику, что я его веду, что он застрахован у нас, помогаю с трудоустройством в местах лишения свободы, ставлю человека на облегченные условия содержания, начинаю готовить к условно-досрочному освобождению. Слежу, чтобы к нему родственников пускали, а потом, уже на воле, помогаю с работой и снятием судимости.

То есть, как оторвали человека от нормальной жизни, так Вы его и сопровождаете?

— Да, как только из дома забрали с вещами. Главное — вовремя позвонить. И правильному адвокату. А в идеале, я повторюсь, толковый адвокат должен появиться у предпринимателя даже раньше, чем Устав предприятия. Буквально первым делом! 

 

Текст: Елена Логунова

Фото: Александр Телемаков